ГУР­ГЕН ХАНД­ЖЯН / АР­ТА­ВАЗД-ШИ­ДАР

Дра­ма в двух дейст­виях

 

 

Пе­ре­ве­ла Джем­ма Мир­зоян

 

 

 

Дейст­вую­щие ли­ца

 

Ар­та­вазд, царь.

Са­те­ник, ца­ри­ца, мать Ар­та­ваз­да.

Ти­ран, млад­ший из братьев Ар­та­ваз­да, спа­ра­пет**.

Ман­ду, не­мо­ло­дая на­лож­ни­ца, про­ви­ди­ца.

Врам, те­лох­ра­ни­тель Ар­та­ваз­да.

Отец, приз­рак ца­ря Ар­та­ше­са.

Абе­го, ни­щий го­ре­мы­ка.

За­рех, брат Ар­та­ваз­да.

Ги­сак, брат Ар­та­ваз­да.

Ера­няк, сест­ра Ар­та­ваз­да.

Дрвасп, слу­га.

Пер­вый пе­вец.

Вто­рой пе­вец.

На­зи­ник, юная на­лож­ни­ца.

На­лож­ни­ца.

 

ДЕЙСТ­ВИЕ 1

 

КАР­ТИ­НА 1

Двор­цо­вый бал­кон. Сни­зу, где про­хо­дит це­ре­мо­ния по­хо­рон ца­ря Ар­та­ше­са (не вид­на зри­те­лям и дейст­вую­щим ли­цам), до­но­сят­ся при­чи­та­ния и воп­ли доб­ро­воль­но при­но­ся­щих се­бя в жерт­ву вслед по­кой­ни­ку, ржа­ние ло­ша­дей, визг­ли­вые зву­ки мед­ных труб.

Ар­та­вазд, Ман­ду.

Ар­та­вазд. За­чем ты пос­ле­до­ва­ла за мной?

Ман­ду. Ты был взвол­но­ван, ца­ре­вич, я и по­ду­ма­ла: мо­жет, нуж­даешь­ся во мне?

Ар­та­вазд. Стран­но, что на этом урод­ли­вом ли­це ты проч­ла тре­во­гу. Во­ды при­не­си мне, хо­лод­ной.

Ман­ду идет за во­дой.

Ар­та­вазд. Это же по­валь­ное по­ме­ша­тельст­во…

Ман­ду (не­ся во­ду). Что те­бя так воз­му­щает?

Ар­та­вазд. Гля­ди, как слу­ги, на­лож­ни­цы, да­же вои­ны и крестья­не бро­сают­ся на меч, по­ги­бают…

Ман­ду. Подставь ла­до­ни… Лю­бит на­род свое­го ца­ря.

Ман­ду льет во­ду ему на ру­ки.

Ар­та­вазд пьет ее, спер­ва плес­нув се­бе в ли­цо.

Ар­та­вазд. Лю­бит… Ка­кая лю­бовь? Это же настоящее изу­верст­во! Гля­дя друг на дру­га, они ве­дут се­бя как одер­жи­мые бе­сом, как окол­до­ван­ные.

Ман­ду. Но лю­бовь – она ведь то­же неч­то вро­де кол­довст­ва.

Ар­та­вазд. И что в нем бы­ло та­ко­го сверх­че­ло­ве­чес­ко­го? Мо­жет, он был вы­ше да­же бо­гов?

Ман­ду. Ве­ли­кие де­ла вер­шил Ар­та­шес в го­ды свое­го царст­во­ва­ния.

Ар­та­вазд. Ну да­вай и ты се­бя убей, че­го же не уби­ваешь?

Ман­ду. Я?.. Ты хо­чешь, что­бы я уби­ла се­бя? Вот мое гор­ло, режь, ес­ли я те­бе боль­ше не нуж­на (подстав­ляя гор­ло).

Ар­та­вазд. Убе­ри свою увяд­шую шею!

Ман­ду. Боишь­ся, Ар­та­вазд?

Ар­та­вазд. Ко­го?

Ман­ду. Царст­во­ва­ния. Отец твой воз­ве­ли­чен свои­ми дея­ния­ми… труд­но бу­дет пра­вить пос­ле не­го.

Ар­та­вазд. Мож­но по­ду­мать, он один вер­шил эти де­ла и не бы­ло нас ря­дом с ним. Не я ли с моим войс­ком сдер­жи­вал наступ­ле­ние се­лев­ки­дов, по­ка он не соиз­во­лил всту­пить в бой? Не я ли раск­рыл за­го­вор воз­жаж­дав­ше­го ко­ро­ны Ар­га­ма, ист­ре­бил его семью, а те­бя, взва­лив на спи­ну мое­го ко­ня, при­вез и от­дал ему?

Ман­ду. Да, ты. Но преж­де, не удер­жав­шись от соб­лаз­на, вку­сил моих пре­лестей…

Ар­та­вазд. Ну, ты бы­ла в моих объя­тиях, ночью, в пустын­ном по­ле…

Ман­ду. Неот­ра­зи­мо кра­си­вая, ну ска­жи же!

Ар­та­вазд. И нес­ка­зан­но страст­ная.

Ман­ду. Мне ка­за­лось, ты для се­бя по­хи­щаешь ме­ня.

Ар­та­вазд. Нет, царь уви­дел те­бя в до­ме Ар­га­ма, и ты ему очень пон­ра­ви­лась. Ска­зал: “При­ве­зи ту на­лож­ни­цу и не тронь да­же во­лос­ка на ее го­ло­ве”.

Ман­ду. От­цовс­кий зап­рет сде­лал те­бя еше уп­ря­мее.

Ар­та­вазд. Ко­неч­но. Что зна­чит “не тронь”? Ес­ли я его сын, то вы­хо­дит, уже и не муж­чи­на, что ли?

Ман­ду. Я так и не раск­ры­ла ца­рю тай­ны той на­шей ноч­ной исто­рии, хо­тя он что-то по­доз­ре­вал и вс¸ до­пы­ты­вал­ся у ме­ня: не хо­те­ла наст­раи­вать его про­тив те­бя… Эх, вс¸ это в прош­лом, те­перь уже ни один муж­чи­на не же­лает ме­ня…

Ар­та­вазд. Ты лжешь, Ман­ду.

Ман­ду. Ког­да ты спал со мной пос­лед­ний раз? Ведь и не упом­нишь… Бо­ги, что вер­шат вре­ме­нем, и ме­ня не по­ща­ди­ли.

Ар­та­вазд. А ме­ня они вро­де обе­ре­гают, ибо не­лег­кое это де­ло – обе­зоб­ра­зить ме­ня еще боль­ше.

Ман­ду. Ну по­че­му ты так?

Ар­та­вазд. А не ты ли го­во­ри­ла, что у ме­ня боль­шой нос, низ­кий лоб, что я во­ло­са­тый, ря­бой, ко­со­ла­пый и что смер­дит от ме­ня?

Ман­ду. Зверь, од­ним сло­вом.

Ар­та­вазд. Да, зверь.

Ман­ду. Го­во­ри­ла, да, в ми­ну­ты лю­бов­ных за­бав. Настоя­щий муж­чи­на нем­но­го дол­жен быть зве­рем.

Ар­та­вазд. А мне, Ман­ду, так и не уда­лось как сле­дует расс­мот­реть се­бя. Стои­ло мне скло­нить­ся над спо­кой­ной во­дой, как тут же под­ни­мал­ся ве­тер или опус­ка­лась темь.

Ман­ду. Ты дол­жен не гну­шать­ся се­бя, царь, а лю­бить, лю­бить так, что­бы и дру­гие по­не­во­ле по­лю­би­ли те­бя…

Ар­та­вазд. Царь?..

Ман­ду. Да. Солн­це за­хо­дит. Ар­та­ше­са вско­ре пок­роют веч­ным пок­ры­ва­лом, за­тем насту­пит ночь, а расс­вет те­бя встре­тит как ца­ря. Поз­воль мне опе­ре­дить све­ти­ло и ска­зать: “Ты уже царь ар­мянс­кий”.

Ар­та­вазд. Я… да, уже царь. Од­на­ко же…

Ман­ду. Что те­бя гне­тет, царь?

Ар­та­вазд. Он ушел, но вс¸ за­би­рает с со­бою.

Ман­ду. Ты ви­дишь вс¸ в мрач­ном све­те, ни­че­го, прой­дет вре­мя, и взор твой прояс­нит­ся.

Ар­та­вазд. От­ку­да ты знаешь, что прояс­нит­ся?

Ман­ду. Воз­раст подс­ка­зы­вает.

Ар­та­вазд. Де­ло не толь­ко в воз­расте – есть неч­то дру­гое, что таит­ся в глу­би­не твоих глаз… Смот­ри на ме­ня, пря­мо смот­ри… (Присталь­но смот­рит в гла­за Ман­ду.) У-у… вол­ки бы да­же за­вы­ли, гля­дя в твои гла­за… они глуб­же са­мых глу­бо­ких бездн!.. Ска­жи, что я уви­жу, ког­да взгляд мой прояс­нит­ся?

Ман­ду. Не спе­ши, сей­час не вре­мя про­ро­чест­во­вать.

Ар­та­вазд. Иди, иди поп­ро­щай­ся с ним! Толь­ко не взду­май вдруг мет­нуть­ся в яму – он уже не нуж­дает­ся в те­бе, ты мне нуж­на.

Ман­ду. Не бой­ся. Не бро­шусь. Бо­ги ве­ле­ли мне быть ря­дом с то­бой. Пой­ди и ты, Ар­та­вазд, оп­лачь от­ца вместе с братья­ми, сест­ра­ми, с ца­ри­цей, ма­терью своей, и пусть все ви­дят, как ты иск­рен­но скор­бишь по не­му… Ведь ты же лю­бишь…

Ар­та­вазд. Ко­го?

Ман­ду. По­че­му ты ис­пу­гал­ся? Я име­ла в ви­ду твое­го от­ца.

Ар­та­вазд. Я дейст­ви­тель­но его люб­лю, и мо­жет быть, боль­ше всех. А ца­ри­ца очень скор­бит?

Ман­ду. Не бо­лее чем на­лож­ни­цы.

Ар­та­вазд (хва­тая Ман­ду за гор­ло). Не смей, на­ка­жу!

Ман­ду. Прости! Ну от­пусти же, ты ду­шишь ме­ня. Зверь. (Ос­во­бо­див­шись, уда­ляет­ся.)

Ар­та­вазд. По­дож­ди, Ман­ду… А она ни­че­го не сде­лает с со­бой, как ты ду­маешь?

Ман­ду. Ца­ри­ца?.. Ни­ког­да. Она лю­бит толь­ко се­бя и еще…

Ар­та­вазд. И еще?..

Ман­ду. И еще… не знаю… Че­ло­век не мо­жет не лю­бить еще ко­го-ни­будь, кро­ме се­бя… ра­ди се­бя же хо­тя бы.

Ар­та­вазд. Тем­нишь ты что-то, или, мо­жет, смеешь­ся на­до мной?

Ман­ду. Я не пос­мею, Ар­та­вазд, про­ви­де­ние ве­ле­ло мне быть ря­дом не для то­го, чтоб нас­ме­хать­ся над то­бой.

Ар­та­вазд. А ты ког­да-ни­будь ви­де­ла его?

Ман­ду. Про­ви­де­ние? Ни­ког­да, его не ви­дят – чувст­вуют.

Ар­та­вазд. Лад­но, иди.

 

КАР­ТИ­НА 2

Там же.

Ар­та­вазд, Ти­ран.

 Ар­та­вазд (гля­дя свер­ху на це­ре­мо­нию по­хо­рон). Удер­жи­те хо­тя бы это­го ко­ню­ха-эфио­па, не дай­те ему влезть в яму… Бе­зум­цы… Слов­но ко­нец све­та: с ним хо­ро­нят ло­ша­дей, да­же бы­ков… Он ухо­дит на­веч­но, но не хо­чет по­ки­дать этот мир, же­лает заб­рать его с со­бою. Ко­ро­на, что у не­го на го­ло­ве, – моя лю­би­мая, с ру­би­на­ми, сап­фи­ра­ми и изум­ру­да­ми… Жаль. Мог бы и с дру­гой ко­ро­ной по­ки­нуть этот мир… Отец, отец, ты сов­сем не ду­маешь о своем преем­ни­ке…

Ти­ран (приб­ли­жаясь). По­че­му ты дер­жишь­ся в сто­ро­не, Ар­та­вазд?

Ар­та­вазд. Не мо­гу смот­реть на не­го: бо­ги буд­то уже взя­ли его с со­бой и на его месте остал­ся по­мя­тый се­рый ме­шок.

Ти­ран. Ца­ря боль­ше не вид­но под цве­та­ми, вет­вя­ми пла­та­нов, те­ла­ми тех, кто доб­ро­воль­но по­жерт­во­вал со­бой или был при­не­сен в жерт­ву…

Ар­та­вазд. Пос­мот­ри, Ти­ран, как скор­бят на­ши братья и сест­ры… До че­го же лжи­вы их ли­ца! Они буд­то на­де­ли мас­ки и, скры­ваясь под ни­ми, ду­мают толь­ко о том, что и как ур­вать для се­бя, как нав­ре­дить и по­ме­шать мне. И ца­ри­ца с ни­ми заод­но.

Ти­ран. Ца­ри­ца иск­рен­на в своем го­ре.

Ар­та­вазд. Как она кра­си­ва! Я ни­ког­да не встре­чал жен­щи­ны прек­рас­ней, чем на­ша мать. Смот­ри, с ка­кой гра­цией и вместе с тем уве­рен­ностью сту­пает она! Истин­ная льви­ца…

Ти­ран. В ней те­чет кровь вы­со­ко­род­ных гор­дых аланс­ких ца­рей.

Ар­та­вазд. Го­во­ришь, скорбь ее неп­рит­вор­на?.. Пом­ню, ког­да я ист­ре­бил семью Ар­га­ма, а его са­мо­го бро­сил в огонь в его же собст­вен­ном до­ме, ца­ри­ца го­ре­ва­ла силь­нее.

Ти­ран. Она про­ро­ни­ла лишь од­ну сле­зин­ку, Ар­та­вазд.

Ар­та­вазд. Од­ну, но ка­кую!.. Ты не ви­дел, что таи­лось в глу­би­не ее глаз, как бур­но взды­ма­лась и опус­ка­лась ее грудь – ка­за­лось, вот-вот ра­зор­вет­ся. А с ка­кой не­на­вистью она смот­ре­ла на ме­ня, слов­но в этот миг без ко­ле­ба­ния вса­ди­ла бы мне в серд­це нож.

Ти­ран. Ты преу­ве­ли­чи­ваешь.

Ар­та­вазд (сно­ва смот­рит вниз). К че­му за­ка­пы­вать вместе с ним все это доб­ро: ору­жие, се­реб­ро, зо­ло­то… Кто уста­но­вил этот глу­пый об­ряд?

Ти­ран. Он. Все пра­ви­ла и по­ряд­ки в этой стра­не уста­нов­ле­ны им, им же обоз­на­че­ны и ее гра­ни­цы, оп­ре­де­ле­ны год, ме­сяц, день, час… Я горд, что проис­хо­жу из его ро­да.

Ар­та­вазд. Я так­же… а по­че­му бы и нет… толь­ко вот жаль ко­ро­ну, ее из­го­то­ви­ли масте­ра из стра­ны се­лев­ки­дов, каж­дый ру­бин был раз­ме­ром с пе­ре­пе­ли­ное яй­цо…

Ти­ран. Не жа­лей, зо­ло­та у нас доста­точ­но, и для те­бя за­ка­жем.

Ар­та­вазд. А лю­ди, смот­ри, как истя­зают се­бя! Это­го по за­ка­зу не из­го­то­вишь.

Ти­ран. С ка­ких это пор, брат, ты стал жа­леть лю­дей?

Ар­та­вазд. С этих са­мых.

Ти­ран. Не по­то­му ли, что бли­зит­ся час твое­го царст­во­ва­ния?

Ар­та­вазд. Да, мой час, дейст­ви­тель­но, неу­кос­ни­тель­но бли­зит­ся… Взгля­ни-ка на Ги­са­ка, это­го дур­ня – яко­бы со­би­рает­ся бро­сить­ся вслед за от­цом. Ну да­вай же, че­го меш­каешь, обезья­на! А те­перь он хлоп­нул­ся в об­мо­рок, слюн­тяй! Нет, ви­дать, на­ших братьев и сестер при­дет­ся отос­лать из Ай­ра­ра­та в даль­ние об­ласти: здесь им де­лать не­че­го – нач­нут плести инт­ри­ги и вы­ну­дят ме­ня убить их.

Ти­ран. А ме­ня ку­да отп­ра­вишь, брат?

Ар­та­вазд. Те­бя? Ты бу­дешь ря­дом, по­то­му что мы де­ла­ли вс¸ сооб­ща, по­то­му что у ме­ня нет нас­лед­ни­ка. Моя же­на не ро­ди­ла мне сы­на, на­лож­ни­цы – то­же. Бо­гам неу­год­но, что­бы у ме­ня был сын. Ты мой млад­ший брат, Ти­ран, и я те­бя люб­лю как сы­на, ты мой преем­ник. Но не спе­ши, пос­пе­шишь – пос­кольз­нешь­ся.

Ти­ран. Я вов­се не спе­шу, будь спо­коен.

Ар­та­вазд. Я спо­коен.

Ти­ран. Ар­та­вазд, иног­да мне во сне яв­ляет­ся наш брат Ма­жан, ок­ро­вав­лен­ный, с пе­ре­ре­зан­ным гор­лом.

Ар­та­вазд. Но по­че­му ок­ро­вав­лен­ный, мы же его уто­пи­ли.

Ти­ран. Не знаю. Он ни­че­го не го­во­рит и мол­ча смот­рит мне в ли­цо.

Ар­та­вазд. Не пе­ре­жи­вай из-за не­го, он пре­дал нас, ме­ня и те­бя, чу­же­зем­цам и был достоин смер­ти. Вс¸ это в прош­лом, за­будь.

Ти­ран. Да, но он был вер­хов­ным жре­цом.

Ар­та­вазд. Боишь­ся, что бо­ги отомстят нам? Не бой­ся, вер­хов­ным жре­цом его наз­на­чи­ли не бо­ги, а наш отец – как наи­мень­шее из зол.

Ти­ран. Но воп­рос вер­хов­но­го жре­ца не ре­шен до сих пор.

Ар­та­вазд. Бу­дет ре­шен.

Ти­ран. Ко­го ты со­би­раешь­ся наз­на­чить?

Ар­та­вазд. Се­бя, Ти­ран. Кто бу­дет луч­шим вер­хов­ным, чем я?

Ти­ран. Но по­ря­док ли это – что­бы царь был так­же и вер­хов­ным жре­цом?

Ар­та­вазд. Ес­ли и нет, раз­ве не в моей во­ле уста­но­вить его?

Ти­ран. В твоей, брат.

Ар­та­вазд. Царь.

Ти­ран. В твоей, царь.

Ар­та­вазд. А те­бя я наз­на­чаю спа­ра­пе­том. До­во­лен?

Ти­ран. До­во­лен, царь.

Ар­та­вазд. Брат – в этом слу­чае доста­точ­но ска­зать «брат». (Гля­дя вниз.) Смот­ри, сно­ва за­би­вают ко­ней… Этих ко­ней я лич­но приг­нал из Ас­си­рии. Что за ко­ни!.. Как жаль!..

Ти­ран. На­до спустить­ся вниз: ка­жет­ся, це­ре­мо­ния под­хо­дит к кон­цу.

Ар­та­вазд. Спустись, я пос­ле при­ду.

Ти­ран ухо­дит.

 

КАР­ТИ­НА 3

Там же.

Ар­та­вазд, Отец.

Ар­та­вазд. Отец, отец, вот ты ухо­дишь нав­сег­да и за­би­раешь с со­бой всю стра­ну, как же мне царст­во­вать в этом ра­зо­ре?

Появ­ляет­ся Отец.

Отец. За­вист­ник, зло­дей!

Ар­та­вазд. Отец?.. Ты ли это?..

Отец. Да, я, твой отец, ве­ли­кий ар­мянс­кий царь Ар­та­шес. Я явил­ся, что­бы прок­лясть те­бя.

Ар­та­вазд. По­че­му? За что?

Отец. Ты хо­ро­шо знаешь, за что.

Ар­та­вазд. Не прок­ли­най с та­кой лег­костью, отец, ведь я твой сын…

Отец. Не­ког­да мне слу­шать твое нытье: бо­ги зо­вут, то­ро­пят, они уже при­го­то­ви­ли для ме­ня не­бес­ный престол, поэ­то­му слу­шай, не­достой­ный сын: ког­да ты пос­ка­чешь на охо­ту вверх по скло­нам Азатн* Ма­си­са, пусть уто­нешь ты в реч­ном по­то­ке, пусть схва­тят те­бя не­чистые, за­куют в це­пи в ло­не го­ры; там да пре­бу­дешь и све­та да не уви­дишь!

Ар­та­вазд. Мне ка­за­лось, отец, что ты лю­бишь ме­ня. (Ви­дя, что отец уда­ляет­ся.) По­дож­ди, не ухо­ди, по­го­во­рим, мо­жет, по­жа­леешь и за­бе­решь свое прок­ля­тие об­рат­но.

Отец. Оно вер­шит­ся по во­ле бо­гов, его об­рат­но не возь­мешь.

Ар­та­вазд. По­дож­ди, у ме­ня есть воп­ро­сы к те­бе…

Отец. Оста­вай­ся нае­ди­не со свои­ми воп­ро­са­ми. (Уда­ляет­ся.)

Ар­та­вазд. Что это бы­ло: бред или явь?

Ман­ду (вхо­дя). Все те­бя ждут, ца­ре­вич!

Ар­та­вазд. Бред это был или он дейст­ви­тель­но при­хо­дил, Ман­ду?

Ман­ду. По до­ро­ге сю­да я ни­ко­го не встре­ти­ла, о ком ты?

Ар­та­вазд. О ца­ре Ар­та­ше­се, от­це моем.

Ман­ду. Спустись к не­му. Он еще там.

Ар­та­вазд. Нет уже его там. Ми­ну­ту на­зад он был здесь.

Ман­ду. Хворь ума, ца­ре­вич, ты злоу­пот­реб­ляешь настой­кой, я ее уже так часто не бу­ду те­бе да­вать, да­же под стра­хом смер­ти.

Ар­та­вазд. Иди вниз, я то­же ско­ро спу­щусь. (Остав­шись нае­ди­не.) Не бы­ло ни­че­го, не­мощь ума, бред, не бы­ло…

 

КАР­ТИ­НА 4

Царс­кая па­ла­та.

Ар­та­вазд, с ко­ро­ной на го­ло­ве, ест мя­со, но­ги его в во­де,

На­зи­ник мас­си­рует их.

Ар­та­вазд. Осто­рож­но, осо­бен­но с паль­ца­ми будь осто­рож­на.

На­зи­ник. Мой царь пов­ре­дил се­бе но­гу, уда­рил­ся о ка­мень, ког­да охо­тил­ся на ка­ба­на.

Ар­та­вазд. Не уда­рил­ся, нет. Сад­нит из­нут­ри. Во­да осты­ла, при­не­си теп­лой во­ды.

На­зи­ник идет за во­дой. Вхо­дит Са­те­ник.

Ар­та­вазд. На­ко­нец ца­ри­ца соб­ла­го­во­ли­ла на­вестить свое­го сы­на-ца­ря.

Са­те­ник. Опять сы­рое мя­со ешь?

Ар­та­вазд. Всту­пив на престол, дол­жен ли я ог­ра­ни­чить се­бя в удо­вольст­виях или, нап­ро­тив, ум­но­жить их?

Са­те­ник. Отец твой зап­ре­щал есть сы­рое мя­со. В царс­ком дво­ре под­чи­ни­лись все, кро­ме те­бя.

Ар­та­вазд. Зап­ре­щал, не зап­ре­щал… я про­бо­вал ва­ре­ное мя­со, но сы­рое по­лез­ней (от­ку­сы­вая) и нам­но­го вкус­ней. Мо­жет, по­про­буешь? Мя­со – с моей ут­рен­ней охо­ты, это был мо­ло­дой, здо­ро­вый ка­бан… От­ку­си сбо­ку, хо­ро­ший ку­сок, крестец.

Са­те­ник. Убе­ри от ме­ня!

Ар­та­вазд. Пред­ло­жи я этот ку­сок На­зи­ник – ми­гом прог­ло­тит.

Са­те­ник. Ого­ло­дав­шая на­лож­ни­ца, ко­неч­но, прог­ло­тит.

Ар­та­вазд. Я дер­жу моих на­лож­ниц в сы­тости.

Са­те­ник. Отец твой со­вер­шил мно­го по­лез­ных дел для стра­ны. На­деюсь, ес­ли ты и не приум­но­жишь их, то хо­тя бы не по­сяг­нешь на то, что соз­да­но им.

Ар­та­вазд. Не ве­рит, не ве­рит моя мать свое­му сы­ну! Мать, по­че­му ты не ве­ришь мне, неуж­то я не был храб­ре­цом и не со­вер­шил ни од­но­го достой­но­го твоей пох­ва­лы де­ла?

Са­те­ник. Со­вер­шил: убил свое­го бра­та Ма­жа­на, вер­хов­но­го жре­ца.

Ар­та­вазд. Он зас­лу­жил это.

Са­те­ник. Ты пре­дал ог­ню семью кня­зя Ар­га­ма, это прои­зош­ло по твое­му нау­ще­нию, под твоим на­ча­лом; отец твой не хо­тел это­го, ты его по­бу­дил.

Ар­та­вазд. За­ла­ди­ли: Ар­гам, Ар­гам!.. Что он, бед­ный, сде­лал? – все­го-нав­се­го по­за­рил­ся на престол и воз­же­лал ца­ри­цу.

Са­те­ник. Кле­ве­та! У те­бя пом­ра­че­ние рас­суд­ка, он ни­ког­да не жаж­дал престо­ла, знаю до­под­лин­но.

Ар­та­вазд. Знаешь, ко­неч­но, ты хо­ро­шо знаешь это­го не­на­сыт­но­го, по­хот­ли­во­го ста­ри­ка.

Са­те­ник. Это был бла­го­род­ный князь.

Ар­та­вазд. Го­рой стоишь, заступ­ни­ца.

Са­те­ник. Кто от­рав­ляет твое соз­на­ние? Ман­ду, ко­то­рая сна­ча­ла бы­ла на­лож­ни­цей Ар­га­ма, за­тем Ар­та­ше­са, а те­перь – твоя?

Ар­та­вазд. Рев­нуешь, ца­ри­ца?

Са­те­ник. Глу­пости!

Ар­та­вазд. Кста­ти, Ар­гам, го­во­рят, не сдох, выс­кольз­нул из пла­ме­ни, ведь он из ро­да Аж­даа­ка и огонь ему не стра­шен. Знай я тог­да об этом, за­ко­лол бы его ме­чом.

Са­те­ник. Ар­гам по­гиб. Лю­ди ви­де­ли его об­го­рев­ший труп.

Ар­та­вазд. Лу­ка­вишь, мать, боишь­ся, что я най­ду и убью ви­ша­па*.

Са­те­ник. Ви­ша­пы те­бе мнят­ся, Ар­та­вазд, ты сма­лу был не в своем уме: вс¸ те­бе в тем­но­те ме­ре­щи­лись зве­ри да кол­ду­ны…

Ар­та­вазд. Он ви­шап, ви­шап Ар­га­ван, не Ар­гам.

Са­те­ник. Двор не знал рав­но­го ему по чест­ности и по­ря­доч­ности.

Ар­та­вазд. Ви­ша­пы часто предстают в об­ра­зе бла­го­род­ных лю­дей…

Са­те­ник. Оста­вим мерт­вых, по­го­во­рим о жи­вых. Я слы­ша­ла, ты хо­чешь изг­нать своих братьев и сестер из Ай­ра­ра­та.

Ар­та­вазд. Не ус­пел я и по­ду­мать об этом, а ты уже слы­ша­ла. Знаешь, мать, ког­да я был ре­бен­ком, мне ка­за­лось, что ты зна­ла каж­дую мою мысль, от­чет­ли­во слы­ша­ла их, и мне ста­но­ви­лось до то­го страш­но, что я боял­ся да­же по­ду­мать о чем-то.

Са­те­ник. О чем ты боял­ся ду­мать боль­ше все­го?

Ар­та­вазд. Воп­рос твой подс­ка­зы­вает, что мои стра­хи бы­ли не нап­рас­ны: ты дейст­ви­тель­но слы­ша­ла мои мыс­ли.

Са­те­ник. Не слы­ша­ла – уга­ды­ва­ла. Но вер­нем­ся к мое­му воп­ро­су, Ар­та­вазд.

Ар­та­вазд. Царь.

Са­те­ник. Царь.

Ар­та­вазд (не вы­дер­жав през­ри­тель­но­го взгля­да Са­те­ник). Что ты так смот­ришь на ме­ня?.. По­че­му так нас­меш­ли­во кри­вит­ся твой рот? (Де­лает вид, буд­то хо­чет прик­рыть ли­цо ру­кой.)

Са­те­ник. Ты не от­ве­тил, царь, на мой воп­рос.

Ар­та­вазд. На ка­кой воп­рос?

Са­те­ник. О твоих братьях и сест­рах.

Ар­та­вазд. Я их дол­жен выс­лать.

Са­те­ник. Боишь­ся?

Ар­та­вазд. Толь­ко од­но­го: что бу­ду вы­нуж­ден убить их и при­чи­нить те­бе го­ре…

Са­те­ник. Пусть оста­нут­ся во двор­це, они не на­не­сут вре­да престо­лу, нап­ро­тив – бу­дут ему опо­рой.

Ар­та­вазд. Они – опо­рой?!. Вро­де Ма­жа­на, ко­то­рый пре­дал нас рим­ля­ни­ну?.. Нет, мать, я дол­жен изг­нать их.

Са­те­ник. Мо­жет, ты и ме­ня выш­лешь?

Ар­та­вазд. Те­бя?.. Нет. Но те­бя…

Са­те­ник. Что?..

Ар­та­вазд. Те­бя, мать, я бу­ду дер­жать под зам­ком, что­бы ты не примк­ну­ла к тем, кто строит коз­ни про­тив ме­ня.

Са­те­ник. Зна­чит, ед­ва взой­дя на престол, ты пер­вым де­лом хо­чешь за­пе­реть свою мать?.. Де­ло, поисти­не достой­ное ве­ли­ко­го пра­ви­те­ля, мо­ло­дец! (Хо­чет уй­ти.)

Ар­та­вазд. По­дож­ди! (Под­хо­дит и па­дает пе­ред Са­те­ник на ко­ле­ни.) Я люб­лю те­бя, ца­ри­ца! Ты пре­лест­на, и го­ды толь­ко при­бав­ляют те­бе кра­со­ты.

Са­те­ник. И по­то­му ты хо­чешь дер­жать ме­ня под зам­ком?

Ар­та­вазд. Я в расте­рян­ности, ца­ри­ца, не знаю, как мне быть с то­бой, и это нез­на­ние при­во­дит ме­ня в бе­шенст­во… С дру­ги­ми знаю как, с дру­ги­ми вс¸ лег­ко и просто: вра­га – бей, близ­ких дер­жи на расстоя­нии, со­бак и ло­ша­дей кор­ми до­сы­та, свою охо­ту не за­бы­вай, с на­лож­ни­ца­ми, ког­да нуж­но, ми­луй­ся, ког­да нет – сте­гай их… Но как об­ра­щать­ся с то­бой, я не знаю… Ду­мал, вот ста­ну ца­рем, бу­ду знать, но я еще боль­ше за­пу­тал­ся… По­то­му что их я не люб­лю, люб­лю толь­ко од­ну те­бя. А ты при­чи­таю­щую­ся мне до­лю своей люб­ви раз­да­ла дру­гим. Еще с ма­лых лет я боль­ше всех лю­бил те­бя, мать, и мень­ше всех по­лу­чал люб­ви…(Встает с ко­лен, хо­чет об­нять Са­те­ник.)

Са­те­ник. Не приб­ли­жай­ся, от те­бя зве­рем пах­нет.

Ар­та­вазд (уви­дев На­зи­ник, не­су­щую таз с теп­лой во­дой). Оставь это… по­дой­ди ко мне!

На­зи­ник. Иду, мой власте­лин.

Ар­та­вазд (об­ни­мая на­лож­ни­цу). Го­во­рят, что я нек­ра­сив и дур­но пах­ну, так это?

На­зи­ник. Нет, мой власте­лин, ты са­мый кра­си­вый.

Са­те­ник. Врет она, или у нее пов­реж­де­ны гла­за и нос.

Ар­та­вазд. Она здо­ро­ва, как гор­ная лань.

На­зи­ник. От те­бя ис­хо­дит слад­кий дух, он сво­дит жен­щин с ума, ни один муж­чи­на не пах­нет так за­зыв­но, так при­ман­чи­во.

Ар­та­вазд. Хо­чешь поесть сы­ро­го мя­са? От­ку­си вот с этой сто­ро­ны. Мо­лод­чи­на! У те­бя волчьи зу­бы. (Лас­кая на­лож­ни­цу.) Ты ведь лю­бишь свое­го ца­ря, прав­да?

На­зи­ник. Без­мер­но… (Лас­кает Ар­та­ваз­да.)

Са­те­ник. Опять лжет!

Ар­та­вазд. Нет, не лжет, пос­мот­ри ей в гла­за… (Про­дол­жает лас­кать на­лож­ни­цу.)

Са­те­ник, през­ри­тель­но улы­баясь, смот­рит на Ар­та­ваз­да.

Ар­та­вазд. Не смот­ри так, мать… Не смот­ри так…

Ар­та­вазд вдруг в бе­шенст­ве от­тал­ки­вает На­зи­ник,

вых­ва­ты­вает кин­жал, пе­ре­ре­зает ей гор­ло и, подх­ва­тив ее,

та­щит к но­гам Са­те­ник.

Ар­та­вазд. Я при­нес те­бе в жерт­ву луч­шую свою на­лож­ни­цу… при­ми ее, мать, при­ми…

Са­те­ник. Уне­си ее по­даль­ше, бе­зу­мец, вс¸ платье мне пе­ре­пач­кал кровью.

Са­те­ник уда­ляет­ся. Ар­та­вазд, весь в кро­ви,

об­ни­мает те­ло На­зи­ник, ры­ча це­лует ее.

Ар­та­вазд. Прости, прости… Не я это был, не я, прости… (Отст­ра­няя ее от се­бя.) Дрвасп, Врам, уне­си­те ее!

 

КАР­ТИ­НА 5

Там же. Из­да­ли слыш­ны вой, сто­ны, кри­ки.

 Ар­та­вазд, Ман­ду, Врам.

Ар­та­вазд. Что это за зву­ки?.. Ни­ког­да не слы­шал та­ко­го… До­но­сят­ся со сто­ро­ны го­ры… Мо­жет, это от­цо­во прок­ля­тие зо­вет ме­ня?.. Го­ло­ва раз­ла­мы­вает­ся от этих зву­ков. Ман­ду, не­си настой­ку, по­быст­рее! Ман­ду! По­зо­ви­те Ман­ду!

Появ­ляет­ся Ман­ду.

Ман­ду. Здесь я, царь.

Ар­та­вазд. Не­си свою настой­ку.

Ман­ду. Се­год­ня ты уже пил, не мно­го ли бу­дет?

Ар­та­вазд. За­мол­чи, ста­ру­ха, де­лай что го­во­рят, да по­быст­рее, ес­ли не хо­чешь го­ло­вы ли­шить­ся. (Вдруг об­ни­мая Ман­ду.) При­не­си, ми­лая, при­не­си, моя кра­са­ви­ца, ну же, быст­ро!

Ман­ду ухо­дит за настой­кой. Ар­та­вазд под­хо­дит к бал­ко­ну.

Ар­та­вазд (гля­дя вниз). Под­ве­ди­те поб­ли­же, со­бак под­ве­ди­те поб­ли­же! (Прис­лу­ши­ваясь к лаю со­ба­к.) Что-то бе­лая вя­ло лает, да и ото­ща­ла моя бе­лая со­ба­ка. Что, чер­ную пе­ре­карм­ли­вае­те, по­че­му?.. Нет ап­пе­ти­та у бе­лой?.. Сей­час пос­мот­рим. (Прид­ви­гает к се­бе под­нос с ка­баньим мя­сом.) Креп­че дер­жи­те цепь чер­ной, чтоб не ме­ша­ла. (Ки­дает вниз мя­со.) Ло­ви, кра­са­ви­ца… Мо­ло­дец, и этот ку­сок… Ви­де­ли, как она вс¸ ми­гом прог­ло­ти­ла?

Го­лос сни­зу. С царс­кой ру­ки корм сла­ще.

Ар­та­вазд. И с ва­шей ру­ки сож­рут, ес­ли не бу­де­те жад­ни­чать. По­ди, со­бачью до­лю до­мой к се­бе не­се­те? Врам, от­ве­ди ло­ша­дей к Вруй­ру и под­ни­мись ко мне. Быст­ро!

Вхо­дит Врам.

Врам. Я здесь, мой царь, при­ка­зы­вай.

Ар­та­вазд. Что те­бе из­вест­но о моих братьях?

Врам. В па­ни­ке они, царь: уз­на­ли, что бу­дешь вы­сы­лать, за­пер­лись в своих до­мах и но­са не ка­жут.

Ар­та­вазд. Трус­ли­вые ша­ка­лы, нет что­бы воз­роп­тать, взбун­то­вать­ся… Пос­лу­шай, что я ска­жу те­бе, Врам. Отп­равь к ним ка­ко­го-ни­будь лов­ка­ча – пусть при­ки­нет­ся, буд­то оби­жен на­ми, и раз­не­сет слух, что царь слаб и без­во­лен; что он в смя­те­нии от гру­за мо­нар­ших дел; что пре­дает­ся охо­те и разв­ле­че­ниям, пре­неб­ре­гая го­су­дарст­вен­ны­ми де­ла­ми; что в войс­ке у не­го зреет не­до­вольст­во; что на­род и вои­ны разд­ра­же­ны и наст­рое­ны про­тив не­го и он боит­ся сму­ты… Пусть он при­зо­вет их к мя­те­жу – дес­кать, са­мое вре­мя сей­час. По­нял?

Врам. По­нял, царь.

Ар­та­вазд. Глав­ное, чтоб он вла­дел да­ром убеж­де­ния. Обе­щай ему вза­мен наг­ра­ду.

Врам. Сде­лаю, царь, будь спо­коен.

Вхо­дит Ман­ду с не­боль­шой ча­шей в ру­ках,

отой­дя в сто­ро­ну, ждет.

Ар­та­вазд (Вра­му). Ты мо­жешь ид­ти. Да, пе­ре­дай от мое­го име­ни Вруй­ру, пусть на­ка­жет пса­ря двад­цатью уда­ра­ми кну­та… Или, мо­жет, это мно­го?.. Лад­но, де­сятью, но так, чтоб впредь не за­рил­ся на со­ба­чий корм. Все, ухо­ди. (Врам уда­ляет­ся. Ар­та­вазд об­ра­щает­ся к Ман­ду.) При­нес­ла? Дай вы­пить, моя кра­си­вая ста­ру­шеч­ка. (Пьет.) Слы­шишь?

Ман­ду. Что?

Ар­та­вазд. Крик го­ры. Хотя ты, ста­ру­ха, глу­ха, хо­ро­шо, хоть ме­ня слы­шишь.

Ман­ду. Мо­жет, царь, это огонь бу­шует в чре­ве го­ры?

Ар­та­вазд. Нет, это прок­ля­тие мое­го от­ца, твое­го лю­би­мо­го Ар­та­ше­са, оно зо­вет ме­ня. Он явил­ся, встал над моей го­ло­вой и ска­зал: “Ког­да ты пос­ка­чешь на охо­ту вверх по скло­нам Азатн Ма­си­са, пусть уто­нешь ты в реч­ном по­то­ке, пусть схва­тят те­бя не­чистые, за­куют в це­пи в ло­не го­ры; там да пре­бу­дешь и све­та да не уви­дишь!”

Ман­ду. Царь, мо­жет, те­бе по­ка­за­лось?

Ар­та­вазд. По­ка­за­лось?!. Я ви­дел его вот эти­ми са­мы­ми гла­за­ми, слы­шал эти­ми са­мы­ми уша­ми! Он стоял пе­ре­до мной, как ты сей­час стоишь… Слы­шишь?.. Го­лос, что до­но­сит­ся с го­ры, то­же мнит­ся мне?.. По­че­му же рань­ше го­ра мол­ча­ла? Но я мо­гу не под­чи­нить­ся ему, прав­да, Ман­ду? Пусть се­бе зо­вет, я мо­гу и не пой­ти, раз­ве это обя­за­тель­но?.. И не пой­ду. Я царь этой стра­ны, и ник­то не мо­жет ме­ня заста­вить. Да­же го­ра.

Ман­ду кру­тит­ся вок­руг Ар­та­ваз­да, во­ро­жит,

ти­хо бор­мо­ча чтото на не­по­нят­ном язы­ке.

Ар­та­вазд. Нап­рас­но ста­раешь­ся, Ман­ду, ты не мо­жешь снять с ме­ня прок­ля­тие от­ца. Хва­тит вер­теть­ся, и без то­го вс¸ вок­руг идет ку­выр­ком. (Ман­ду оста­нав­ли­вает­ся.) На ка­ком язы­ке ты во­ро­жишь?

Ман­ду. На моем, на ас­си­рийс­ком, царь.

Ар­та­вазд. Ты его еще пом­нишь?

Ман­ду. Да, ведь я бы­ла уже взрос­лой де­вуш­кой, ког­да Ар­гам по­хи­тил ме­ня.

Ар­та­вазд. Что бы ты хо­те­ла, Ман­ду, ска­жи мне… Мо­жет, креп­ко­го муж­чи­ну?

Ман­ду. Я бы хо­те­ла…

Ар­та­вазд. Ну же!

Ман­ду. У ме­ня есть меч­та, царь: хо­чу по­бы­вать до­ма. Ни­ког­да не ду­ма­ла об этом, но с го­да­ми че­ло­век слов­но возв­ра­щает­ся в детст­во.

Ар­та­вазд. Ты то­же слы­шишь го­ло­са?

Ман­ду. Слы­шу, царь, я слы­шу зов своих да­ле­ких пред­ков.

Ар­та­вазд. Я не мо­гу те­бя от­пустить, Ман­ду, ты мне нуж­на. Но обе­щаю, при­дет день, и я дам те­бе сво­бо­ду, щед­ро ода­рю и от­прав­лю те­бя до­мой.

Ман­ду. Я не на­сов­сем хо­чу, на вре­мя – по­се­тить род­ные места и сно­ва вер­нуть­ся к те­бе.

Ар­та­вазд. По­тер­пи, Ман­ду, по­ка я не мо­гу те­бя от­пустить.

Ман­ду. Как ска­жешь, царь.

Ар­та­вазд (вгля­ды­вает­ся в щит, пы­таясь разг­ля­деть свое от­ра­же­ние). Ман­ду, что го­во­рят лю­ди обо мне?

Ман­ду. Да так, вся­кое.

Ар­та­вазд. Расс­ка­зы­вай.

Ман­ду. Го­во­рят, что ты по­рож­де­ние ви­ша­па, что еще мла­ден­цем дэ­вы* вык­ра­ли те­бя из ко­лы­бе­ли и на твое место по­ло­жи­ли ши­да­ра…

Ар­та­вазд. Ме­ня по­хи­ти­ли, а на мое место по­ло­жи­ли зло­го ду­ха, так, что ли?..

Ман­ду. Пустые ста­ру­шечьи тол­ки, царь.

Ар­та­вазд. Ну и ну! Так кто же я те­перь, Ман­ду: вык­ран­ный или под­ме­нен­ный, я – это я или кто-то дру­гой?.. Но как я мо­гу быть не са­мим со­бой, ес­ли я здесь и го­во­рю с то­бой? Зна­чит, вс¸ же я – это я… А тот, ко­го вык­ра­ли, кто же он тог­да?.. Кто я, Ман­ду?..

Ман­ду. Тол­ки эти рож­дают­ся от не­до­вольст­ва, царь, на­ро­ду пло­хо жи­вет­ся. Жи­ви он хо­ро­шо, ты для не­го бу­дешь са­мым ро­до­ви­тым и прек­рас­ным из лю­дей и пес­ни он бу­дет сла­гать о те­бе толь­ко хва­леб­ные.

Ар­та­вазд. Они не по­ни­мают, что мой отец унес с со­бою все, опусто­шил стра­ну.

Ман­ду. Не при­ни­май близ­ко к серд­цу, царь, приж­ми на­род силь­ней, на­тя­ни по­ту­же вож­жи, по­том по­нем­но­гу, вре­мя от вре­ме­ни, ос­лаб­ляй хват­ку – и на­род по­чувст­вует се­бя счаст­ли­вым, за­вор­кует, за­поет.

Ар­та­вазд. Лад­но, ухо­ди, твоя настой­ка уже на­во­дит дре­мо­ту, оставь ме­ня од­но­го. По­дож­ди… Го­во­ришь, он спас­ся из ог­ня? Убе­жал?

Ман­ду. Кто, царь?

 Ар­та­вазд. Ар­гам.

Ман­ду. Я те­бе го­во­ри­ла та­кое?

Ар­та­вазд. А раз­ве не ты?

Ман­ду. Нет, царь, ты пу­таешь, я это­го не го­во­ри­ла.

Ар­та­вазд Лад­но, не­важ­но. Ты будь насто­ро­же, ухо дер­жи вост­ро, ра­зуз­най, где этот дэв пря­чет­ся.

 

КАР­ТИ­НА 6

По­кои Са­те­ник.

Са­те­ник, Ар­та­вазд.

Ар­та­вазд (вхо­дя). Доб­ро­го здра­вия те­бе, мать, доб­ро­го здра­вия, ца­ри­ца!.. Не смот­ри так хму­ро, ведь я твой сын, твой пер­ве­нец… Ну, прости ме­ня, прости бе­зум­ца… По­го­во­ри со мной, по­ру­гай хо­тя бы… Хо­чешь, я бро­шусь те­бе в но­ги, вот! (Па­дает пе­ред Са­те­ник на ко­ле­ни, об­ни­мает ее но­ги, це­лует.)

Са­те­ник. Встань, Ар­та­вазд, ведь ты царь, не к ли­цу те­бе.

Ар­та­вазд. Нет, к ли­цу… (Кла­дя ко­ро­ну ей под но­гу.) Вот, под од­ной твоей но­гой – моя ко­ро­на, под дру­гой – моя го­ло­ва… (Бе­рет но­гу Са­те­ник и кла­дет се­бе на го­ло­ву.) По­ло­жи но­гу мне на го­ло­ву, приж­ми, при­да­ви!

Са­те­ник (от­тал­ки­вая Ар­та­ваз­да). Ну хва­тит, при­ди в се­бя! (Ар­та­вазд под­ни­мает­ся на но­ги.) Что те­бе на­до? За­чем при­шел?

Ар­та­вазд. По­ви­дать те­бя, уз­нать, как ты се­бя чувст­вуешь.

Са­те­ник. Хо­ро­шо.

Ар­та­вазд. Я ве­лел ты­сяц­ко­му Вруй­ру, что­бы ты ни в чем не нуж­да­лась. На­деюсь, он сле­дует мое­му рас­по­ря­же­нию?

Са­те­ник. Сле­дует.

Ар­та­вазд (по­дой­дя к ок­ну). Прек­рас­ный вид, не прав­да ли? С од­ной сто­ро­ны – го­ра, с дру­гой – ре­ка… Ска­жи, мать, что мне сде­лать для те­бя, что­бы те­бе пон­ра­ви­лось и ты улыб­ну­лась?..

Са­те­ник. Сде­лал уже: дер­жишь под зам­ком.

Ар­та­вазд. Раз­ве те­бе не по­дают­ся луч­шие ку­шанья и на­пит­ки, раз­ве твои лю­би­мые слу­ги не ря­дом с то­бой, раз­ве ты не нас­лаж­даешь­ся про­гул­ка­ми в двор­цо­вом са­ду?

Са­те­ник. Да, я про­гу­ли­ваюсь, но под прис­мот­ром твоих страж­ни­ков.

Ар­та­вазд. По­верь, это ра­ди твоей бе­зо­пас­ности: на­род взбу­до­ра­жен, го­тов на вс¸, кру­гом пол­но ла­зут­чи­ков – на днях пой­ма­ли од­но­го, из ро­да Аждаа­ка. Лох­ма­тый, хвоста­тый, го­во­рить не умел – толь­ко ры­чал; мои слу­ги раз­де­ла­лись с ним.

Са­те­ник. Не за­бы­вай, Ар­та­вазд, что во мне те­чет кровь сво­бо­до­лю­би­вых ала­нов.

Ар­та­вазд. Твое пре­бы­ва­ние под зам­ком вре­мен­но, мать. Как толь­ко восста­но­вит­ся мир – от­пу­щу те­бя. Ду­маешь, я не хо­чу лю­бо­вать­ся то­бой, твоей кра­си­вой и лег­кой поступью, ког­да ты про­гу­ли­ваешь­ся по двор­цо­вым за­лам? Од­на­ко это по­ка еще опас­но. И…

Са­те­ник. Что – и?

Ар­та­вазд. Боюсь, вда­ли от ме­ня ты примк­нешь к дру­гим своим сы­новьям.

Са­те­ник. Ты что, не хо­чешь под­пустить ме­ня ни к ко­му из них? Хо­чешь, что­бы я ви­де­лась толь­ко с то­бой?

Ар­та­вазд. Да, мать, да, я боюсь, боюсь по­те­рять те­бя. Как мне хо­чет­ся, что­бы во всем ми­ре оста­лись толь­ко ты и я; ни род­ни, ни вра­гов, ни стра­ны, ни лю­дей, ни за­бот, ни дел – толь­ко не­бо, мо­ре, по­ле, лес, ты и я. Не от­тал­ки­вай ме­ня, мать, ру­гай, на­зы­вай, ес­ли хо­чешь, ши­да­ром, но не от­тал­ки­вай. (Упав на ко­ле­ни, об­ни­мает но­ги Са­те­ник.)

Са­те­ник (от­тал­ки­вая его). Отстань от ме­ня, бе­зу­мец!

Ар­та­вазд (са­дясь на пол). Ну что мне сде­лать, как мне быть, что­бы ты хоть нем­но­го лю­би­ла ме­ня? (Слу­ге.) Дрвасп, при­ве­ди сю­да пев­цов, да пос­ко­рее, а так­же на­пит­ки и фрук­ты для ца­ри­цы. (Об­ра­щаясь к Са­те­ник.) А хо­чешь до их при­хо­да я спою для те­бя?.. Сам царь поет для своей лю­би­мой ма­те­ри! (Про­бует за­петь.) Нет, не по­лу­чает­ся, боюсь, от мое­го пе­ния ты ста­нешь еще уг­рю­мей. Мать, по­че­му ты не обу­чи­ла сы­на пе­нию, вре­ме­ни не хва­та­ло?

Са­те­ник. Этим за­ни­ма­лись нянь­ки.

Ар­та­вазд. Од­на­ко, пом­нит­ся, с За­ре­хом ты за­ни­ма­лась са­ма. Ну да, За­рех был кра­си­вень­кий, пух­лень­кий, бе­лень­кий, и го­лос у не­го был хо­ро­ший. Веч­но ка­ню­чил: “Са­те­ник, Са­те­ник, ле­пеш­ку хо­чу, Са­те­ник, дай ле­пеш­ку, Са­те­ник…”

Дрвасп (вхо­дит с пев­ца­ми, не­ся под­нос). Я при­вел, царь, пев­цов.

Ар­та­вазд. По­ло­жи фрук­ты и ви­но и ухо­ди. (Пев­цам.) Спой­те ца­ри­це те пес­ни, ко­то­рые вы по­доб­ра­ли по мое­му ве­ле­нию, спой­те так, что­бы ус­ла­дить ее слух, в про­тив­ном слу­чае я ли­шу вас зва­ния прид­вор­ных пев­цов и вы ста­не­те бро­дя­чи­ми гу­са­на­ми. (Ис­пол­няе­мые пес­ни, по су­ти де­ла, – ме­ло­дек­ла­ма­ция, они пос­вя­ще­ны же­нить­бе Ар­та­ше­са и Са­те­ник.)

Пер­вый пе­вец. И ког­да Ар­та­шес от­ка­зы­вает­ся вы­дать взя­то­го в плен юно­шу – нас­лед­ни­ка престо­ла, – на бе­рег ре­ки вы­хо­дит его сест­ра Са­те­ник и кли­чет ца­ря:

К те­бе об­ра­щаюсь, доб­лест­ный муж Ар­та­шес,

По­бе­див­ше­му храб­рый на­род ала­нов;

Сог­ла­сиська ты с мои­ми, див­ноо­кой до­че­ри ала­нов, сло­ва­ми

И вы­дай юно­шу. Ибо не по­до­бает

Бо­го­род­ным ге­роям из од­ной толь­ко враж­ды

От­ни­мать жизнь у по­том­ков дру­гих бо­го­род­ных ге­роев,

Или, по­ра­бо­тив, дер­жать их в раз­ря­де не­воль­ни­ков

И на­саж­дать веч­ную враж­ду меж­ду дву­мя храб­ры­ми

на­ро­да­ми”.

Вто­рой пе­вец. Ус­лы­шав столь муд­рые ре­чи, Ар­та­шес отп­рав­ляет свое­го че­ло­ве­ка к ца­рю ала­нов с пред­ло­же­нием от­дать ему в же­ны аланс­кую ца­рев­ну Са­те­ник. А царь ала­нов го­во­рит:

От­ку­да же зап­ла­тит доб­лест­ный Ар­та­шес

Ты­ся­чи и де­сят­ки ты­сяч

За вы­со­ко­род­ную де­ву,

Аланс­кую ца­рев­ну?”

Пер­вый пе­вец.

Храб­рый царь Ар­та­шес вско­чил на кра­сав­ца во­ро­но­го

И, вы­нув ар­кан из крас­ной ко­жи с зо­ло­тым коль­цом,

По­доб­но быст­рок­ры­ло­му ор­лу уст­ре­мил­ся че­рез ре­ку,

И, бро­сив ар­кан из крас­ной ко­жи с зо­ло­тым коль­цом,

Обх­ва­тил стан аланс­кой ца­рев­ны,

И, при­чи­нив силь­ную боль спи­не неж­ной де­вы,

Быст­ро доста­вил ее в свой ла­герь”.

Вто­рой пе­вец.

Шел зо­ло­той дождь, ког­да Ар­та­шес был же­ни­хом,

Шел дождь жем­чуж­ный, ког­да Са­те­ник бы­ла не­вестой*.

Пев­цы. И кра­са­ви­ца Са­те­ник ста­ла пер­вой сре­ди жен Ар­та­ше­са. И ро­ди­ла Са­те­ник ему пер­вен­ца Ар­та­ваз­да…

Са­те­ник (гнев­но прер­вав их и пе­ре­вер­нув стол). За­мол­чи­те, хва­тит, прочь с глаз моих!..

Пев­цы убе­гают.

Ар­та­вазд. Ца­ри­ца, у те­бя сле­зы на гла­зах…

Са­те­ник (вы­ни­мая пла­ток и ути­рая гла­за). Ты это на­роч­но, что­бы при­чи­нить мне боль?

Ар­та­вазд. Что бы я ни сде­лал, мать, я при­чи­няю те­бе боль.

Са­те­ник. Оставь ме­ня, уй­ди, ес­ли хо­чешь смяг­чить мою боль.

Ар­та­вазд. Лад­но, ухо­жу, ус­по­кой­ся…

 

КАР­ТИ­НА 7

Трон­ный зал.

Ар­та­вазд, На­лож­ни­ца, за­тем Врам и Абе­го.

На­лож­ни­ца мас­си­рует шею Ар­та­ваз­да.

Со сто­ро­ны бал­ко­на слы­шит­ся бе­ше­ный лай со­бак, воп­ли Абе­го.

Ар­та­вазд. Что это за шум? Кто смеет так шу­меть, ког­да я от­ды­хаю? (Идет в сто­ро­ну бал­ко­на.) Убью как со­ба­ку… Что тут проис­хо­дит, Врам?.. Кто это?.. От­го­ни псов, ве­ди его ко мне! (Возв­ра­тив­шись, об­ра­щает­ся к на­лож­ни­це.) Сту­пай, не умеешь ты мас­си­ро­вать как по­ло­же­но, ник­то из вас и ми­зин­ца Ман­ду не стоит.

На­лож­ни­ца ухо­дит.

Вхо­дит Врам, во­ло­ча за со­бой растер­зан­но­го Абе­го.

Врам. Вот, царь, заб­рал­ся он в сад, а тут со­ба­ки, спу­щен­ные с це­пи, чуть не заг­рыз­ли его, еле от­би­ли…

Ар­та­вазд. Кто ты?

Абе­го за­пи­нает­ся, из­дает ка­кието бесс­вяз­ные зву­ки.

Врам. Не мо­жет го­во­рить, оне­мел со стра­ху.

Ар­та­вазд (об­на­жая кин­жал). На что те­бе не­го­во­ря­щий язык, от­ре­жем и уби­рай­ся!

Абе­го. Сми­луй­ся, царь, ме­ня, без­доль­но­го, го­лод одо­лел, заб­рал­ся я в сад в поис­ках еды.

Ар­та­вазд. Ты что, нес­част­ный, обе­дать сю­да при­шел?

Абе­го. От­пусти ме­ня, царь, умо­ляю. Отец твой, Ар­та­шес, не стал бы на­ка­зы­вать, на­кор­мил бы и с ми­ром от­пустил.

Ар­та­вазд. Отец мой, го­во­ришь?.. Но ты вов­се не по­хож на го­ло­даю­ще­го. (Вра­му). Я не ви­жу, что­бы у не­го вы­пи­ра­ли кости, а ты, Врам, ты ви­дишь?

Врам. Твоя прав­да, царь, то­щим его не на­зо­вешь.

Ар­та­вазд. К то­му же он с тру­дом вы­го­ва­ри­вает бук­ву “Р”, ты за­ме­тил?.. Ла­зут­чик он, в гла­за ему пос­мот­ри! Как те­бя звать, червь?

Абе­го. Абе­го. По­ща­ди, царь!

Ар­та­вазд. Спусти ему шта­ны, Врам, об­на­жи его зад­ни­цу (смот­рит на го­лый зад Абе­го). Ви­дишь его хвост?.. Я так и знал, что он из се­ме­ни ви­ша­пов.

Абе­го. Ка­кой еще хвост, царь, кровь это, со­ба­ки ра­зод­ра­ли.

Ар­та­вазд. Мои со­ба­ки отод­ра­ли лиш­нее. Где вы его пой­ма­ли?

Врам (по­ка­зы­вая). На той сто­ро­не.

Ар­та­вазд. Под по­коя­ми ца­ри­цы?

Абе­го. Я не знаю, на ка­кой сто­ро­не оби­тает ца­ри­ца. От­пусти ме­ня, царь, я боль­ше и близ­ко не по­дой­ду к твое­му са­ду.

Ар­та­вазд. Кто те­бя сю­да по­дос­лал, гад пол­зу­чий, что ты дол­жен был сооб­щить, ко­му, ка­кие све­де­ния?

Абе­го. Го­лод ме­ня сю­да при­вел, царь.

Ар­та­вазд. Брось­те его со­ба­кам, пусть за­вер­шат на­ча­тое де­ло.

Абе­го. По­ща­ди!

Ар­та­вазд. По­ща­жу, ес­ли соз­наешь­ся.

Абе­го. В чем, по­ве­ли­тель?

Ар­та­вазд. В том, что ты ла­зут­чик. Ска­жи, с кем при­шел по­ви­дать­ся? Что и ко­му сооб­щить?

Абе­го. Не знаю.

Ар­та­вазд (вых­ва­ты­вая кин­жал). Го­во­ри, змеи­ное от­родье, го­во­ри! (Скру­тив Абе­го ухо, от­се­кает его.) Го­во­ри, по­ка я не от­ре­зал те­бе и дру­гое ухо.

Абе­го (воя и пла­ча). Ла­зут­чик я, да…

Ар­та­вазд. Ар­гам пос­лал те­бя сю­да?

Абе­го. Ар­гам…

Ар­та­вазд. Что­бы с кем по­ви­дать­ся?

Абе­го. По­ви­дать­ся?

Ар­та­вазд. С кем?

Абе­го. За­был…

Ар­та­вазд. С ца­ри­цей?

Абе­го. С ца­ри­цей?!

Ар­та­вазд. Что ты дол­жен был ей сооб­щить?

Абе­го. Не знаю… По­ща­ди, царь, я ни­че­го не знаю.

Ар­та­вазд. Зна­чит, от­ре­жу те­бе и вто­рое ухо, по­том язык, а пос­ле вы­ко­лю гла­за.

Абе­го. Убей сра­зу, я ска­зал все, что ты хо­тел ус­лы­шать, боль­ше мне не­че­го ска­зать.

Ар­та­вазд (Вра­му). Уве­ди его!

Врам. Убить?

Ар­та­вазд. По­ка за­куй­те в це­пи… Мо­жет еще при­го­дит­ся.

Врам. Пош­ли, га­де­ныш!..

Ар­та­вазд. При­ло­жи­те к уху зелье… и, преж­де чем за­ко­вать, сыт­но на­кор­ми­те.

Врам. Ты это серьез­но, царь, или шу­тишь?

Ар­та­вазд. Серьез­но. Пусть хоть раз наест­ся до­сы­та с царс­ко­го сто­ла. Что ты так смот­ришь на ме­ня?.. Не вы­но­шу, ког­да на ме­ня смот­рят присталь­но… Ис­чез­ни!

Врам (опустив гла­за). Прости. (Уво­дит Абе­го.)

Ар­та­вазд (слу­ге, ука­зы­вая на ухо, ле­жа­щее на по­лу). Убе­ри это от­сю­да, Дрвасп!

 

КАР­ТИ­НА 8

Там же.

Ар­та­вазд, Ман­ду. Ар­та­вазд си­дит на тро­не,

но­ги опу­ще­ны в таз с во­дой, Ман­ду мас­си­рует их.

Ар­та­вазд. Боль в но­гах все уси­ли­вает­ся; ви­дишь, как они отек­ли?.. И цвет у них стал дру­гой.

Ман­ду. Ви­жу.

Ар­та­вазд. Боль­шой па­лец не сжи­май, бо­лит нестер­пи­мо.

Ман­ду. Ты дол­жен тер­петь, царь, я де­лаю боль­но, что­бы кровь заиг­ра­ла.

Ар­та­вазд. Лад­но, де­лай, ес­ли ты дейст­ви­тель­но знаешь, что де­лаешь.

Ман­ду. И у не­го бы­ла точ­но та же бо­лезнь.

Ар­та­вазд. У Ар­та­ше­са?

Ман­ду. У Ар­га­ма.

Ар­та­вазд (в бе­шенст­ве оп­ро­ки­нув таз, тол­кает Ман­ду). Не смей боль­ше по­ми­нать имя этой со­ба­ки!

Ман­ду (вы­ти­рая мок­рое от во­дя­ных брыз­гов ли­цо). Прости.

Ар­та­вазд (про­тя­ги­вая ей свой пла­ток). Возь­ми, выт­рись царс­ким плат­ком. Оставь его се­бе… Да, я ведь на­ка­зал те­бе соб­рать све­де­ния об этом пол­зу­чем га­де.

Ман­ду. Ни­че­го оп­ре­де­лен­но­го уз­нать не удает­ся, царь, од­ни не­досто­вер­ные раз­го­во­ры. Го­во­рят, он на­хо­дит­ся у ви­ша­по­род­ных пле­мен, что на­се­ляют под­но­жие Ма­си­са. Го­во­рят…

Ар­та­вазд. Ну же, не оста­нав­ли­вай­ся!

Ман­ду. …уз­нав, что дер­жишь ца­ри­цу под зам­ком, при­шел в нео­пи­суе­мую ярость.

Ар­та­вазд. В ярость, го­во­ришь?.. Да кто он та­кой, этот червь, гие­на эта, чтоб еще и ярить­ся!

Ман­ду. Го­во­рят…

Ар­та­вазд. Да­вай, Ман­ду, вык­ла­ды­вай, не застав­ляй тя­нуть из те­бя сло­ва кле­ща­ми, про­ще выр­вать те­бе язык.

Ман­ду. Язык мой слу­жит те­бе, царь. Го­во­рят, ца­ри­ца са­ма из­вести­ла его, что аресто­ва­на.

Ар­та­вазд. Че­рез ко­го?

Ман­ду. Го­во­рят, че­рез од­ну из прис­луж­ниц.

 Ар­та­вазд. А имен­но?

 Ман­ду. Не знаю.

 Ар­та­вазд. Уз­най!.. Хо­тя и не­важ­но, на­до убрать обеих. Дай им яду, Ман­ду, сме­шай с едой. Се­год­ня же.

 Ман­ду. Хо­ро­шо, царь.

 Ар­та­вазд. Но ник­то, кро­ме нас с то­бой, не дол­жен об этом знать.

Ман­ду. Это­го ты мог бы и не го­во­рить, царь… Пой­ду-ка я сдоб­рю «спе­ция­ми» обед прис­луж­ниц ца­ри­цы.

Ар­та­вазд. По­дож­ди. Возь­ми этот зо­ло­той.

Ман­ду. Не хо­чу, царь, не изза зо­ло­та я слу­жу те­бе.

Ар­та­вазд. Бе­ри, го­во­рю, не­го­же от­ка­зы­вать ца­рю.

Ман­ду. Поль­ще­на, царь. Да, вот еще что: ска­зы­вают, буд­то бун­тарс­кие наст­рое­ния в на­ро­де до­ка­ти­лись и до про­вин­ций и твои братья ре­ши­ли вос­поль­зо­вать­ся этим.

Ар­та­вазд. Об этом я уже знаю, иди.

 

КАР­ТИ­НА 9

Там же.

Ар­та­вазд, Ти­ран, за­тем Дрвасп.

Ар­та­вазд (гля­дя вниз с бал­ко­на). Что это за крас­ный конь, Ти­ран, раз­ве твой не бе­лый?

Ти­ран. Это же­ре­бец из мое­го пи­том­ни­ка, мы с бе­лым по­дуста­ли друг от дру­га.

Ар­та­вазд. Ви­дать, с но­ро­вом, нео­буз­дан­ный.

Ти­ран. Ты не ви­дел его брат­ца – тот еще неисто­вей. Этот мне пон­ра­вил­ся мастью, вот и осед­лал его; бра­тец же чер­ный как са­жа.

Ар­та­вазд. А чем плох во­ро­ной, ум­ник? Он прек­ра­сен, чет­ко ви­ден в све­те дня, ког­да ты дейст­вуешь с отк­ры­тым заб­ра­лом, а во тьме, ес­ли идешь на тем­ное де­ло, сли­вает­ся с тем­но­той.

Ти­ран. Завт­ра он бу­дет в твоей ко­нюш­не, царь.

Ар­та­вазд. Что ты за­ла­дил: царь да царь… Знаю, что я царь, мо­жешь го­во­рить мне “брат” или хо­тя бы “Ар­та­вазд”. Но не в при­сутст­вии посто­рон­них.

Ти­ран. Обста­нов­ка тре­вож­ная, брат.

Ар­та­вазд. Слы­хал. Знаю, что в на­ро­де и в ар­мии зреют бун­тарс­кие наст­рое­ния.

Ти­ран. Наст­рое­ния? Это очень мяг­ко ска­за­но.

Ар­та­вазд. Ти­ран, для че­го же я наз­на­чил те­бя спа­ра­пе­том?

Ти­ран. Да, царь, я дейст­ви­тель­но спа­ра­пет, но мне ну­жен твой при­каз – не хо­чу быть са­моуп­рав­цем. Я при­шел, что­бы уз­нать твое ре­ше­ние.

Ар­та­вазд. Ду­маешь, прис­пе­ло вре­мя?

Ти­ран. Уже в от­дель­ных местах вспы­хи­ва­ли бун­ты. И, к со­жа­ле­нию, в них за­ме­ша­ны род­ные нам лю­ди.

Ар­та­вазд. За­ме­ша­ны? Не то го­во­ришь: они, на­ши род­ные братья, са­ми же и про­во­ци­руют бес­по­ряд­ки, я из­ве­щен об этом, спа­ра­пет.

Ти­ран. Да, За­рех и Ги­сак, а вместе с ни­ми и на­ша сест­ра Ера­няк го­во­рят пов­сю­ду, буд­то…

Ар­та­вазд. Ну го­во­ри же!

Ти­ран. …буд­то ты – не­достой­ная за­ме­на на­ше­му от­цу, буд­то ты трус­лив, жа­ден и жесток, буд­то не­на­ви­дишь на­род и за­ви­до­вал свое­му от­цу, буд­то убил свое­го бра­та, вер­хов­но­го жре­ца, унич­то­жил семью Ар­га­ма, буд­то…

Ар­та­вазд. Хва­тит, Ти­ран, о своих де­лах я знаю. Эх, За­рех, За­рех! Не мы ли с то­бой, Ти­ран, выз­во­ли­ли его, ког­да он то­мил­ся в пле­ну у гру­зинс­ко­го ца­ря Кард­за­ма?

Ти­ран. Да, мы, но что из то­го… Из­ба­ло­ван­ный лю­бим­чик ца­ри­цы, он сма­лу был неб­ла­го­дар­ным.

Ар­та­вазд. А вс¸ по­то­му, что по­хож на ца­ри­цу-мать, та­кой же кра­си­вый, бе­ло­ли­цый… Но в от­ли­чие от на­шей храб­рой ма­те­ри, он мяг­ко­те­лый и ма­ло­душ­ный… Кто про­тив нас – не род­ня нам, Ти­ран. За­был о Ма­жа­не? Я оп­ло­шал – на­до бы­ло дав­но их всех отп­ра­вить по­даль­ше… Тут и твоя ви­на есть: все уго­ва­ри­вал ме­ня, мол, на­пу­га­ны они, пов­ре­ме­ним, мо­жет, ста­нут бла­го­ра­зум­нее. Да раз­ве на­пу­ган­ный мо­жет стать бла­го­ра­зум­ным? На­род роп­щет, го­во­ришь, взбу­до­ра­жен?

Ти­ран. Да, не­до­во­лен то­бой, Ар­та­вазд: при Ар­та­ше­се-де жи­лось хо­ро­шо, он-де был ми­ло­серд­ный, щед­рый.

Ар­та­вазд. Вранье, он и тог­да был не­до­во­лен. На­род всег­да не­до­во­лен, до­во­лен он бу­дет, ес­ли толь­ко за­жи­вет по-царс­ки, но это не­воз­мож­но – не в сказ­ке жи­вем.

Ти­ран. Не­сом­нен­но.

Ар­та­вазд. Ни­че­го не по­де­лаешь, на­до уда­рить. Я ему еще не на­но­сил уда­ра; он вы­жи­дает, ис­пы­ты­вает ме­ня на кре­пость. Что ж, по­ка­жу свою си­лу, завт­ра же. Уда­рю с та­кой жесто­костью, что на­дол­го за­пом­нит. Прольет­ся кровь, Ти­ран, на­род жаж­дет собст­вен­ной кро­ви, и она прольет­ся по их же­ла­нию. Кровь – это хо­ро­шо, кровь от­резв­ляет, не­сет ра­дость и об­нов­ле­ние. И по­то­му не бу­дем мед­лить, уда­рим завт­ра же, на расс­ве­те.

Ти­ран. На расс­ве­те.

Ар­та­вазд. Вра­му на­ка­жи, чтоб мое войс­ко бы­ло в пол­ной го­тов­ности.

Ти­ран. На­ка­жу, царь.

Ар­та­вазд. “Са­те­ник, Са­те­ник…”

Ти­ран. Не по­нял…

Ар­та­вазд. За­ре­ха пе­ред­раз­ни­ваю – ца­ри­цу он звал Са­те­ник; как-то раз и я ре­шил­ся об­ра­тить­ся к ней так и по­лу­чил по го­ло­ве, а он го­во­рил без­на­ка­зан­но, хва­тал­ся за ее по­дол и ве­ре­щал: “Са­те­ник, Са­те­ник, Ар­та­вазд бьет ме­ня, ска­жи, что­бы не бил…”, а я и не ду­мал бить, он кле­ве­тал. Завт­ра уз­наешь, ка­ко­во быть би­тым. Иди, мой Ти­ран, го­товь­ся. Не за­будь чер­но­го ска­ку­на.

Ти­ран. На расс­ве­те, осед­лан­ный, он бу­дет ждать те­бя.

Из­да­ли, приб­ли­жаясь, до­но­сит­ся крик. Вбе­гает Дрвасп.

 Дрвасп. Царь, царь!..

Ар­та­вазд. Что слу­чи­лось, Дрвасп, что виз­жишь, как ра­не­ный вепрь? (Ти­ра­ну.) Ты иди, вре­ме­ни не те­ряй.

Ти­ран уда­ляет­ся.

Дрвасп. Слу­жа­нок ца­ри­цы наш­ли мерт­вы­ми. Ца­ри­ца в ярости.

Ар­та­вазд. Слу­жа­нок? Обеих?

Дрвасп. Да, они за обе­дом съе­ли ка­кую-то ядо­ви­тую зе­лень.

Ар­та­вазд. Ну и чре­воу­год­ни­цы, едят что по­па­ло. Пой­ду уте­шу ца­ри­цу.

 

КАР­ТИ­НА 10

По­кои Са­те­ник.

Са­те­ник, Ар­та­вазд.

Ар­та­вазд (вхо­дя). Мать, моя ца­ри­ца, я уз­нал и сра­зу при­шел, чтоб под­дер­жать те­бя. (Об­ни­мает Са­те­ник.) Со­бо­лез­ную.

Са­те­ник, выс­во­бо­див­шись из объя­тий Ар­та­ваз­да,

присталь­но смот­рит ему в ли­цо.

Ар­та­вазд. Ты очень расст­рое­на? Знаю, ты бы­ла к ним при­вя­за­на. (Не вы­дер­жав присталь­но­го взгля­да ма­те­ри.) Что ты так смот­ришь на ме­ня, я же ска­зал, что со­чувст­вую те­бе… Ни­че­го дру­го­го я сде­лать не мо­гу, ес­ли они мерт­вы.

Са­те­ник. По­че­му ты убил их?

Ар­та­вазд. Я?.. По­че­му я? Чем они мне ме­ша­ли?.. Нет, ца­ри­ца, чре­воу­го­дие их уби­ло. Го­во­рят, гри­бы они соб­ра­ли в ле­су, са­ми же и при­го­то­ви­ли. Ты гри­бов не ешь, мать, про­шу. Ни­ког­да.

Са­те­ник. Ты лжешь, Ар­та­вазд!

Ар­та­вазд. Бо­ги сви­де­те­ли.

Са­те­ник. За­мол­чи! Я с са­мо­го твое­го детст­ва раз­ли­чаю, ког­да ты лжешь. Пос­мот­ри мне пря­мо в гла­за, не от­во­ди взгля­да.

Ар­та­вазд. Вот, вот они, мои гла­за, пос­мот­ри, и ты уви­дишь, но не то, что хо­чешь уви­деть, а то, что есть на са­мом де­ле. По­верь, и я расст­роен, мать. Но что слу­чи­лось, то слу­чи­лось, их не ожи­вишь… Я ве­лел Вруй­ру дать те­бе луч­ших слу­жа­нок. Хо­чешь, са­ма их вы­бе­ри: двух, трех, шесте­рых – сколь­ко по­же­лаешь.

Са­те­ник. Воюешь со слу­га­ми, завт­ра пой­дешь вое­вать с на­ро­дом; ты пло­хо на­чал, царь.

Ар­та­вазд. Мои братья наст­рои­ли на­род про­тив ме­ня. Что мне при­ка­жешь де­лать, си­деть и ждать, по­ка они при­дут и пе­ребьют моих лю­дей и за­ко­лют ме­ня са­мо­го? Ты это­го хо­чешь? Хо­чешь, что­бы За­рех воз­ло­жил ко­ро­ну на свою го­ло­ву, Ги­сак стал вер­хов­ным жре­цом, а ты дер­жа­ла их в уз­де? Хо­чешь вер­нуть Ар­га­ма и сно­ва приб­ли­зить его к престо­лу?

Са­те­ник. Ар­га­ма уже дав­но нет в жи­вых, ты его убил, опом­нись.

Ар­та­вазд. Он жив, и ты об этом знаешь. Оче­вид­но, ты и спас­ла его – по­мог­ла бе­жать с по­мощью своих лю­дей.

Са­те­ник. Опять даешь во­лю свое­му боль­но­му вооб­ра­же­нию.

Ар­та­вазд. Но спасти его еще раз, ца­ри­ца, те­бе не удаст­ся: я собст­вен­ной ру­кой от­се­ку го­ло­ву ви­ша­пу.

Са­те­ник. Ты воюешь с собст­вен­ны­ми бре­до­вы­ми из­мыш­ле­ния­ми (през­ри­тель­но), царь!

Ар­та­вазд. Долж­ным об­ра­зом произ­но­си «царь», с гор­достью, лю­бовью, ува­же­нием… Да, я царь, царь, и го­ре то­му, кто усом­нит­ся в этом, будь это да­же ты. (Па­дает вдруг пе­ред Са­те­ник на ко­ле­ни.) Прости, мать, прости, не оби­жай­ся на ме­ня… Это я, Ар­та­вазд, бе­зум­ный Ар­та­вазд из твоей ут­ро­бы…

Са­те­ник. Встань, пол­заньем ува­же­ния не зас­лу­жи­вают, люб­ви – тем бо­лее.

Ар­та­вазд (об­ни­мая и це­луя но­ги Са­те­ник). Одер­ни, скру­ти, как в детст­ве, ухо мне, по го­ло­ве стук­ни…

Са­те­ник. Не при­ка­сай­ся ко мне, бе­зу­мец! Ах, Ар­та­шес, на ко­го ты оста­вил свою стра­ну…

Ар­та­вазд (вста­вая). Мне он оста­вил, мне, пос­мот­ри на ме­ня хо­ро­шень­ко, не ви­дишь раз­ве, я Ар­та­вазд, царь ар­мянс­кий.

Са­те­ник. Го­ре те­бе, стра­на ар­мянс­кая!

Ар­та­вазд. Преж­де по­го­рюй по своим лю­би­мым сы­новьям, ко­то­рых я завт­ра утоп­лю в их же собст­вен­ной кро­ви.

Са­те­ник. Уби­рай­ся, я боль­ше не же­лаю ни ви­деть, ни слы­шать те­бя, прочь, ши­дар!

Ар­та­вазд. Вы­бор твой, ца­ри­ца, оста­нешь­ся здесь до кон­ца дней своих.

Са­те­ник. На­деюсь, твой ко­нец насту­пит рань­ше – на те­бе клей­мо прок­ля­тия бо­гов.

Ар­та­вазд. Кля­ни, кля­ни и ты! Кля­ни­те все! Од­на­ко знай­те: чем боль­ше прок­ля­тий, тем креп­че я; я тверд как ска­ла, мать, про­кля­тия ме­ня не бе­рут – толь­ко ще­ко­чут, сме­шат, хи-хи-хи…

Са­те­ник. Ши­дар!

Ар­та­вазд. Бе­зу­мец я, ши­дар, дер­жи­тесь в сто­ро­не, осте­ре­гай­тесь, я ужа­сен, у-у-у!.. Царь Ар­та­вазд вы­жил из ума… О-у-у!..

Ухо­дит, воя позве­ри­но­му.

 

КАР­ТИ­НА 11

Ар­та­вазд и Ман­ду. Ком­на­та в по­луть­ме. Ман­ду таинст­вен­но

тор­жест­вен­на, в ри­туаль­ном чер­нокрас­ном одея­нии,

с по­вяз­кой на го­ло­ве, ли­цо ра­зук­ра­ше­но, пе­ред нейча­ша

с ка­който жид­костью, ко­то­рую она по­ме­ши­вает ор­ли­ным ког­тем.

Ман­ду. Про­тя­ни ру­ку, царь.

Ар­та­вазд (про­тя­ги­вая ру­ку). Вот.

 Ман­ду ли­жет за­пястье Ар­та­ваз­да, ор­ли­ным ког­тем над­ре­зает его,

сце­жи­вает кровь в ча­шу, при­па­дает ртом к ра­не и ли­жет ее.

Ман­ду (от­ве­дя царс­кую ру­ку и расс­мат­ри­вая ра­ну). Вот, кровь боль­ше не те­чет (раз­ме­ши­вает жид­кость в ча­ше).

Ар­та­вазд (расс­мат­ри­вая ра­ну). И сле­да не оста­лось, слю­на у те­бя точ­но зелье, жен­щи­на, ты дейст­ви­тель­но кол­дунья.

Ман­ду. Настоя­щим кол­ду­ном был мой отец, од­ним толь­ко взгля­дом шесте­рых усып­лял, за­тем про­ни­кал им в го­ло­ву и вы­зна­вал все сек­ре­ты. Лю­ди Ар­га­ма, при­шед­шие по­хи­тить ме­ня, уби­ли его. И его, и моих братьев. Ког­да ты убьешь Ар­га­ма, поз­воль мне по­мо­чить­ся на его прах, царь.

Ар­та­вазд. Поз­во­лю, но толь­ко ты уз­най, где оби­тает этот пол­зу­чий гад.

Ман­ду. Уз­наю.

Ар­та­вазд. Как толь­ко раз­ру­бим все уз­лы, от­пу­щу те­бя на во­лю, обе­щал ведь.

Ман­ду. Один узел тя­нет за со­бой дру­гой, царь. Стань сю­да… Сде­лай шаг впе­ред. А те­перь ска­жи, что ты хо­чешь уви­деть?

Ар­та­вазд. Завт­раш­ний день.

Ман­ду (со­вер­шая ри­туаль­ные дви­же­ния над ча­шей и шеп­ча за­кли­на­ния). Ар­та­вазд, сын Ар­та­ше­са, царь ар­мянс­кий… Вот я ви­жу те­бя на во­ро­ном ска­ку­не… С ме­ча твое­го кап­лет кровь, кровью обаг­ре­ны бо­ка ска­ку­на, но­ги твои – по ко­ле­но в кро­ви… Мя­теж­ни­ки бе­гут врас­сып­ную… По­бе­да твоя, они на ко­ле­нях мо­лят о по­ща­де.

Ар­та­вазд. А мои братья?..

Ман­ду. Пле­не­ны. Хо­чешь заг­ля­ну еще даль­ше в бу­ду­щее?

Ар­та­вазд. Да, ес­ли удаст­ся.

Ман­ду (при­ла­гая уси­лия). Поп­ро­бую… поп­ро­бую… Нет… не­чет­ко… не отк­ры­вает­ся.

Ар­та­вазд. Мо­жет, ты хит­ришь, Ман­ду, и есть неч­то та­кое, о чем ты не хо­чешь го­во­рить?

Ман­ду. Нет, царь, на са­мом де­ле не­чет­ко, я приб­ли­жаюсь к бу­ду­ще­му, но там тем­но… Не по­ни­маю… По­го­ди, поп­ро­бую еще раз. (Сно­ва шеп­чет зак­ли­на­ния, оку­нает паль­цы в жид­кость, ли­жет их, с зак­ры­ты­ми гла­за­ми со­вер­шает ри­туаль­ные дви­же­ния, во­дит ру­кой по во­ло­сам и гла­зам Ар­та­ваз­да.) Нет, ко­нец, ис­сяк­ла си­ла ма­гии. Дай дру­гую ру­ку, по­пы­таюсь еще раз.

Ар­та­вазд. Я по­нял, Ман­ду, впе­ре­ди – чер­ное прост­ранст­во от­цовс­ко­го прок­ля­тия, твоя ма­гия бес­силь­на ту­да про­ник­нуть. Со­бе­ри свои кол­довс­кие средст­ва и ухо­ди: вот-вот све­тать нач­нет. Эй, Ти­ран, Врам, вре­мя, под­ни­май­те войс­ко, сед­лай­те во­ро­но­го!

 

Ко­нец пер­во­го дейст­вия

 

ДЕЙСТ­ВИЕ 2

 

КАР­ТИ­НА 1

Царс­кая па­ла­та.

 Ар­та­вазд, Ти­ран, За­рех, Ги­сак, Ера­няк.

За­рех, Ги­сак и Ера­няк достав­ле­ны во двор пле­нен­ны­ми.

Ар­та­вазд разд­ра­жен­но кру­жит­ся вок­руг них.

Ар­та­вазд (уда­рив Ги­са­ка по го­ло­ве). Ту­пи­ца об­жор­ли­вая, бун­тов­щи­ком за­де­лал­ся, да? За­чем это те­бе бы­ло нуж­но, пустая голо­ва?

Ги­сак. Стра­на – без вер­хов­но­го жре­ца, а ты, брат, не по­же­лал ут­вер­дить на этом месте свое­го бра­та Ги­са­ка.

Ар­та­вазд. Зо­ви ме­ня ца­рем, или язык не по­во­ра­чи­вает­ся произ­но­сить это сло­во? Ес­ли так, то преж­де от­ре­жу те­бе язык.

Ги­сак. Царь.

Ар­та­вазд. Это За­рех приз­вал те­бя примк­нуть к ним, по­су­лив место вер­хов­но­го жре­ца, вер­но?

Ги­сак. Да.

За­рех. Со­ба­ка, льсти­вая со­ба­ка!

Ар­та­вазд (За­ре­ху). Не ры­чи, по­ка я не дал те­бе сло­ва. (Ги­са­ку.) Ну ка­кой из те­бя вер­хов­ный жрец, не­доу­мок, ты хоть своих-то бо­гов по име­ни знаешь, хоть раз­ли­чаешь их? Я вер­хов­ный жрец моей стра­ны! И царь, и вер­хов­ный жрец. Не знал раз­ве?

Ги­сак (па­дая в но­ги Ар­та­ваз­ду). Прости, царь, прости, брат, ну, сглу­пил, ты ведь знаешь, что я…

Ар­та­вазд. Что ты ту­пи­ца?

Ги­сак. Да, ту­пи­ца я, ду­рак, об­жо­ра, лен­тяй! По­ща­ди, хо­чешь, бу­ду но­ги те­бе ли­зать?

Ар­та­вазд. Ли­жи!

Ги­сак (об­ли­зы­вая башма­ки Ар­та­ваз­да). Вот, вот, вот…

Ар­та­вазд. По­го­ди, сни­му башмаки.

Ги­сак. Сни­ми, сни­ми!

Ера­няк. Что ты так уни­жаешь­ся пе­ред этим не­го­дяем, трус, вста­вай, хва­тит по­зо­рить­ся.

Ар­та­вазд. Но по­че­му я не­го­дяй, сест­ри­ца?.. В чем ты нуж­да­лась, че­го те­бе не хва­та­ло?

Ти­ран. Она хо­те­ла, что­бы ты наз­на­чил ее му­жа ты­сяц­ким.

Ар­та­вазд. Ты­сяц­ким? Все­го-то? А что, да­вай­те наз­на­чу, за этим де­ло не ста­нет, хо­тя он и был не­чист на ру­ку. Но ни­че­го, ра­ди на­шей сест­ри­цы… Наз­на­чим, да, Ти­ран?..

Ти­ран. Убит за ма­ро­дерст­во.

Ар­та­вазд. А ведь прав­да, я и за­па­мя­то­вал! Не мо­гу, сест­ра, те­перь его го­ло­ва и те­ло су­щест­вуют по­рознь.

Ера­няк. Со­ба­ка, со­ба­ка, гие­на… (С кри­ком бро­сает­ся на Ар­та­ваз­да, ца­ра­пает ему ли­цо.)

Ар­та­вазд (отор­вав Ера­няк от се­бя). Жа­лишь­ся, змея?

Ера­няк (сно­ва на­па­дает). Ты сам змея, ви­шап, чу­до­ви­ще!

Ар­та­вазд (хва­тая Ера­няк за гор­ло). Убе­ри­те из моих рук эту змею…

Ти­ран и Дрвасп уво­дят хри­пя­щую Ера­няк.

Ги­сак (сно­ва па­дая на­земь). По­ща­ди, царь, по­ща­ди!.. Я твой брат Ги­сак – об­жо­ра и ду­рак, прости ме­ня, ту­по­го­ло­во­го!.. Я не ви­но­ват, За­рех уго­во­рил, сам знаешь, ме­ня уго­во­рить лег­ко… поставь пе­ре­до мной, об­жо­рой, вкус­ную еду и на­пит­ки – и де­ло сде­ла­но. Та­кой я, что по­де­лаешь…

Ар­та­вазд (За­ре­ху). Обе­щал ли ты Ера­няк наз­на­чить ее му­жа ты­сяц­ким?

За­рех. Обе­щал.

Ар­та­вазд. А Ги­са­ку – пол­но­мо­чия вер­хов­но­го жре­ца?

За­рех. Да.

Ар­та­вазд. Поо­бе­щал бы луч­ше сра­зу долж­ность спа­ра­пе­та – вот бы расц­ве­ла стра­на ар­мянс­кая!

За­рех. При твоем-то царст­ве она уж точ­но расц­ве­тет. Поп­равь ко­ро­ну, она съе­ха­ла на­бок, места се­бе не на­хо­дит на твоей го­ло­ве, то­го и гля­ди упа­дет.

Ар­та­вазд с ры­ча­нием бро­сает­ся на За­ре­ха,

Ги­сак вис­нет на его но­гах.

Ги­сак. По­ща­ди!

Ар­та­вазд. По­ща­дить, что­бы завт­ра вы сно­ва на­па­ли на ме­ня? От­пусти мои но­ги, не то в пер­вую оче­редь те­бя за­ре­жу! От­це­пись, ка­банье ры­ло! (Под­ни­мает Ги­са­ка за шею, на­го­то­ве дер­жа кин­жал.)

Са­те­ник (вры­ваясь). Убе­ри ру­ки, Ар­та­вазд!

Ар­та­вазд (от­пус­кая Ги­са­ка). Мать?.. По­че­му ты здесь? Кто те­бя из­вестил?..

Са­те­ник. Мое серд­це.

Ар­та­вазд. Не пом­ню слу­чая, что­бы хоть раз твое серд­це опо­вести­ло те­бя обо мне. (Ги­са­ку.) Ска­жи спа­си­бо ца­ри­це, со­ба­ка, она спас­ла те­бя от мое­го но­жа.

Ги­сак па­дает на­земь, це­лует но­ги Са­те­ник.

Ги­сак. Спа­си, мать, спа­си, толь­ко ты ме­ня мо­жешь спасти от не­го, он пос­лу­шает­ся те­бя, он те­бя лю­бит, мать, ни­ко­го не по­слу­шает­ся – толь­ко те­бя.

Ар­та­вазд (с от­тен­ком рев­ности в го­ло­се). Хва­тит ню­ни рас­пус­кать, от­це­пись от ног ца­ри­цы, встань! (Рыв­ком под­ни­мает Ги­са­ка на но­ги.)

За­рех. Мать! (Об­ни­мая ки­нув­шую­ся к не­му ца­ри­цу.) Са­те­ник…

Са­те­ник. Сы­нок!..

Ар­та­вазд (из­де­ва­тельс­ки). “Са­те­ник, Са­те­ник, ска­жи Ар­та­ваз­ду, что­бы не бил ме­ня по го­ло­ве, Са­те­ник, ле­пеш­ку хо­чу…” Ти­ран, где ты?

Ти­ран (вхо­дя). Здесь я, царь.

Ар­та­вазд (Ти­ра­ну и Вра­му). Уве­ди­те их, за­куй­те в це­пи! Завт­ра ут­ром обезг­ла­вим пуб­лич­но, что­бы дру­гим не­по­вад­но бы­ло…

Са­те­ник. По­ща­ди, Ар­та­вазд!

Ар­та­вазд. По­ща­дить? Что­бы они сно­ва под­ня­ли мя­теж? Что, у ца­ря Ар­та­ваз­да нет боль­ше дел, кро­ме как по­дав­лять сму­ты своих братьев-пре­да­те­лей?

Са­те­ник. Ра­ди ме­ня по­ща­ди!

За­рех. Не уни­жай­ся, Са­те­ник.

Ар­та­вазд (уда­ром по­ва­лив За­ре­ха на­земь, за­но­сит над ним кин­жал). За­мол­чи, со­ба­ка!

Са­те­ник. По­ща­ди… про­шу те­бя! Это мои сы­новья, в них те­чет моя кровь, не дай про­лить­ся этой кро­ви!.. (Ти­ра­ну.) По­мо­ги, Ти­ран!

Ар­та­вазд. Ти­ран мне не со­вет­чик.

Са­те­ник. Че­го ты хо­чешь? Что­бы я ста­ла пе­ред то­бой на ко­ле­ни?.. (Хо­чет опустить­ся на ко­ле­ни, но не мо­жет заста­вить се­бя.) Не мо­гу… Хо­чешь – ос­во­бо­ди, не хо­чешь – де­лай что серд­це те­бе подс­ка­жет.

Ги­сак. Мать, не по­ки­дай своих сы­но­вей! Умо­ляю те­бя, Ар­та­вазд, ве­ли­кий царь, брат мой! (За­ре­ху.) Про­си и ты, че­го мол­чишь, стань на ко­ле­ни, ар­мянс­кий царь пе­ред то­бой, наш стар­ший брат…

Ар­та­вазд (Вра­му). Завт­ра на расс­ве­те уве­зе­те их в даль­ние про­вин­ции: од­но­го в Агио­вит, дру­го­го в Ар­бе­ран. Уве­ди­те! (Ти­ран и Врам уво­дят братьев. Ар­та­вазд ждет прояв­ле­ния бла­го­дар­ности от Са­те­ник, но ца­ри­ца по­во­ра­чи­вает­ся и ухо­дит.)

Рев го­ры.

Ар­та­вазд. По­зо­ви­те Ман­ду! Дрвасп, най­ди Ман­ду, быст­ро!

 

КАР­ТИ­НА 2

Ар­та­вазд, Ман­ду. Ар­та­вазд нас­лаж­дает­ся настой­кой,

Ман­ду мас­си­рует ему но­ги в та­зу с теп­лой во­дой.

Ар­та­вазд. Мо­ло­дец, моя ста­руш­ка, от при­кос­но­ве­ния твоих рук боль в моих но­гах ос­ла­бе­вает, а ты го­во­ришь: “От­пусти ме­ня до­мой”. Что я бу­ду де­лать без те­бя? Нет у ме­ня ни­ко­го род­нее те­бя… Нет, не уедешь, толь­ко пос­ле моей смер­ти.

Ман­ду. Жи­ви веч­но, царь, мое же­ла­ние вер­нуть­ся до­мой бы­ло ми­нут­ной сла­бостью, выз­ван­ной слад­ки­ми вос­по­ми­на­ния­ми. За­бу­дем. Мой дом – ря­дом с то­бой.

Ар­та­вазд (от­но­си­тель­но мас­са­жа). Осто­рож­ней… Ты пе­ре­хо­дишь гра­ни­цы…

Ман­ду. Как я истос­ко­ва­лась по твое­му те­лу, Ар­та­вазд, по твоим гру­бым лас­кам, во­ло­са­той гру­ди, по твоим по­боям!..

Ар­та­вазд. Мне ка­за­лось, ты за­бы­ла…

Ман­ду. Не за­бы­ла, царь, хо­тя ты дав­но не на­по­ми­наешь мне – ду­маешь, на­вер­ное, что я поста­ре­ла и не су­мею за­ни­мать­ся с ца­рем лю­бовью по-царс­ки… Упо­ваешь на мо­ло­дых?.. Лю­бовь ведь то­же об­ла­дает муд­ростью, бо­га­тая муд­ростью лю­бовь осо­бен­ная, она слов­но пья­ня­щий на­пи­ток. Ис­пив его, ты ощу­тишь та­кое бла­женст­во, что по­за­бу­дешь о ве­се­ло рез­вя­щих­ся мо­ло­дых на­лож­ни­цах.

Ар­та­вазд. Твое сло­во зву­чит за­ман­чи­во, и ес­ли ты подк­ре­пишь его своим те­лом…

Ман­ду. Не сом­не­вай­ся.

Ар­та­вазд. Зна­чит, жди ме­ня ночью.

Ман­ду. Мой царь поч­тит ме­ня своим вни­ма­нием, да здравст­вует мой царь!

Ар­та­вазд (о но­ге). Три осто­рож­ней!.. Ког­да я расп­рав­лял­ся с бун­та­ря­ми, у ме­ня бы­ла од­на лишь боль – в но­гах. Она уг­нез­ди­лась во мне с той по­ры, ког­да мне явил­ся мой по­кой­ный отец и прок­лял ме­ня. (Прис­лу­ши­ваясь к вою го­ры.) Слы­ша­ла?.. Они в тай­ной свя­зи меж­ду со­бой.

Ман­ду. Кто?

Ар­та­вазд. Го­ра и боль в моих но­гах. Хоть ты и кол­дунья, Ман­ду, но не чувст­вуешь это­го.

Ман­ду. Но­ги твои дав­но уже бо­лят, царь, они бо­ле­ли еще при жиз­ни Ар­та­ше­са…

Ар­та­вазд. То бы­ла дру­гая боль, тер­пи­мая, и у нее не бы­ло тай­ны. Эта же не­вы­но­си­ма и таинст­вен­на. (Впол­го­ло­са.) Эта боль, Ман­ду, слов­но уп­рав­ляет мои­ми но­га­ми, тол­кает их ку­да-то, и стоит мне восп­ро­ти­вить­ся ей, да­же мыс­лен­но, ста­но­вит­ся еще нестер­пи­мей. Боюсь, в кон­це кон­цов она уве­дет ме­ня ту­да, ку­да я ид­ти соп­ро­тив­ляюсь всем своим су­щест­вом. Я уве­рен, это прок­ля­тие мое­го от­ца си­дит в моих но­гах.

Ман­ду. Пом­ню, отец мне расс­ка­зы­вал, что ког­да-то по­кой­ный мой дед про­ник в его во­ло­сы, и стои­ло-де то­му раз­вол­но­вать­ся или осер­чать, во­ло­сы у от­ца тот­час ста­но­ви­лись торч­ком, рас­ка­чи­ва­лись, тя­ну­лись к не­бу. И что уди­ви­тель­но, по­рой его во­ло­сы и впрямь под­ни­ма­лись торч­ком, взгляд ста­но­вил­ся ка­ким-то стран­ным, точ­но сле­дил за чем-то не­ви­ди­мым или пы­тал­ся уло­вить ка­кие-то зву­ки.

Ар­та­вазд. Не за­бы­вай о мас­са­же, Ман­ду, про­дол­жай те­реть мне но­ги… На­до бы­ло мне взять те­бя с со­бой: ты бы об­лег­чи­ла мне боль и я из-за нее не по­гу­бил бы на­ро­ду боль­ше, чем сле­до­ва­ло. Ну да лад­но, за­то дол­го бу­дут пом­нить… Что го­во­рят в на­ро­де, Ман­ду?

Ман­ду. Лю­ди на­пу­га­ны, царь, не­на­ви­дят те­бя, но, по­жа­луй, в их взгля­дах боль­ше поч­ти­тель­ности, чем не­на­висти, поя­ви­лись и приз­на­ки ува­же­ния.

Ар­та­вазд. Об­ра­зу­ми­лись та­ки. Что еще?

Ман­ду. Го­во­рят, что ты не Ар­та­ше­са сын, а Ар­га­ма, что ты из ро­да ви­ша­па Аж­даа­ка. Все это вы­дум­ки лю­дей, чье вооб­ра­же­ние рас­па­ле­но стра­хом, царь, у них нет дру­го­го спо­со­ба мстить те­бе…

Ар­та­вазд (ощу­пы­вая свое ли­цо). Сын Ар­га­ма я, го­во­рят?..

Ман­ду. Не бе­ри в го­ло­ву, царь.

Ар­та­вазд. До это­го тол­ко­ва­ли, буд­то злые ду­хи вык­ра­ли ме­ня из ко­лы­бе­ли и по­ло­жи­ли ту­да ши­да­ра, а те­перь я стал от­родьем Ар­га­ма?.. (Вновь ощу­пы­вая ли­цо.) Как ты ду­маешь, Ман­ду, ко­то­рый из них я?

Ман­ду. Ты – это ты, Ар­та­вазд, не тер­зай се­бя впустую, за­ни­май­ся свои­ми де­ла­ми.

Ар­та­вазд. Я – это я, да, дру­гим быть не мо­гу, по­то­му что вот он я, вот, си­жу на тро­не, и я это знаю; а вот ты, что ка­саешь­ся моих ног, и я это ося­заю, и ког­да ночью я при­ду к те­бе, имен­но я вой­ду в твое те­ло, а не кто-то дру­гой.

Ман­ду. Ты, царь мой.

Ар­та­вазд (вста­вая с места). О по­ру­че­нии моем не за­бы­ла? Ты долж­на бы­ла уз­нать, где об­ре­тает­ся Ар­гам.

Ман­ду. Не за­бы­ла, царь, но точ­ных све­де­ний у ме­ня нет: не наш­ла хоть ко­го-то, кто сам бы ви­дел его, но хо­дят слу­хи, буд­то он примк­нул к ви­ша­по­род­ным пле­ме­нам, что оби­тают у под­но­жия Ма­си­са, и ор­га­ни­зует их на по­ход про­тив те­бя.

Ар­та­вазд. Он не пос­меет это сде­лать – ду­хом не вы­шел, лишь хо­ро­хо­рит­ся на расстоя­нии. Я сам пой­ду на не­го. Пой­ду-раз­дав­лю ви­ша­пов, за­топ­лю их кровью под­но­жие го­ры, от­руб­лю го­ло­ву глав­но­го ви­ша­па, при­во­ло­ку, пе­ре­ка­ты­вая, швыр­ну к но­гам ца­ри­цы. Да, этот воп­рос дол­жен быть не­мед­лен­но ре­шен, раз и нав­сег­да. Что тол­ку от ца­ря, у ко­то­ро­го под са­мым но­сом жи­вут се­бе при­пе­ваю­чи, да еще и хо­ро­хо­рят­ся ви­ша­по­вы от­родья! Дрвасп!

Дрвасп. При­ка­зы­вай, царь.

Ар­та­вазд. По­зо­ви Ти­ра­на, не­мед­лен­но! (Пос­ле ухо­да Дрвас­па, об­ра­щаясь к Ман­ду.) Ты иди. Хо­тя нет, по­го­ди… ска­жи, что де­ла­ла ца­ри­ца в мое от­сутст­вие? О чем го­во­ри­ла, с кем?

Ман­ду. Мол­ча­ли­ва бы­ла, царь, ни с кем не раз­го­ва­ри­ва­ла, толь­ко од­наж­ды по­се­ти­ла храм Аст­хик – мол­ча пош­ла, мол­ча вер­ну­лась. Ты­сяц­кий и Дрвасп соп­ро­вож­да­ли ее, из слуг ни­ко­го не взя­ла с со­бой – но­вой прис­лу­ге не до­ве­ряет, а од­но­го да­же по­ко­ло­ти­ла пал­кой.

Ар­та­вазд. По­ко­ло­ти­ла, го­во­ришь, да еще и пал­кой?.. С нее ста­нет­ся… Ты за­ме­ча­ла, что в ми­ну­ты ярости она де­лает­ся еще прек­рас­ней? А Ти­ран часто на­ве­щал ее?

Ман­ду. Спа­ра­пет?

Ар­та­вазд. Да, спа­ра­пет, мой брат.

Ман­ду. Царь, но раз­ве спа­ра­пет не был с то­бой во вре­мя по­дав­ле­ния мя­те­жа?

Ар­та­вазд. Да, дейст­ви­тель­но… (Ка­саясь своей го­ло­вы.) Здесь у ме­ня все сме­ша­лось, Ман­ду, да­же твоя настой­ка не по­мо­гает. Боль­ше у ме­ня воп­ро­сов нет, ухо­ди.

 

КАР­ТИ­НА 3

Там же.

Ар­та­вазд и Ти­ран.

Ти­ран (вхо­дя). Ты звал ме­ня, царь.

Ар­та­вазд. Пом­ню, еще не ус­пел за­быть, по­дой­ди поб­ли­же. Слы­хал ли ты, что Ар­гам с этим сбродом, что оби­тает у под­но­жия го­ры, за­мыс­лил ид­ти вой­ной на ме­ня?

Ти­ран. Ар­гам мертв, царь, ты сам его убил, и с тех пор ник­то его не ви­дел.

Ар­та­вазд. Есть ви­дев­шие, есть. Пло­хо ты слу­жишь свое­му власте­ли­ну и стра­не, спа­ра­пет. Хо­ро­ший спа­ра­пет имеет це­лый полк ла­зут­чи­ков. Где твои ла­зут­чи­ки, хоть ка­кие-то до­не­се­ния ты по­лу­чаешь от них? Во вре­ме­на Ар­та­ше­са у Смба­та бы­ла от­дель­ная дру­жи­на от­лич­ных вои­нов-ла­зут­чи­ков.

Ти­ран. И у ме­ня есть, царь.

Ар­та­вазд. Зна­чит, их не­доста­точ­но или ты пло­хо ор­га­ни­зо­вы­ваешь их ра­бо­ту.

Ти­ран. Завт­ра же я их отп­рав­лю ту­да.

Ар­та­вазд. А мы что, бу­дем си­деть и ждать? Нет, спа­ра­пет, позд­но уже, мы долж­ны высту­пить и унич­то­жить эту мразь. Я убью всех – от ма­ла до ве­ли­ка, не остав­лю в жи­вых ни­ко­го из ро­да Аж­даа­ка в моей стра­не. Иди, го­товь войс­ко.

Ти­ран. Войс­ко уста­ло, царь, тол­ком еще не от­дох­ну­ло; мо­жет, пов­ре­ме­ним нем­но­го?

Ар­та­вазд. С че­го войс­ку уста­вать, ес­ли царь не устал? Или я не бил­ся на­рав­не со все­ми, от­лы­ни­вал?..

Ти­ран. Бил­ся, царь, бо­лее всех.

Ар­та­вазд. Войс­ко, спа­ра­пет, – что меч: ту­пеет, ржа­веет в без­дейст­вии и по­то­му всег­да долж­но на­хо­дить­ся в бою. Зна­чит, с наступ­ле­нием расс­ве­та высту­пим в по­ход. (Смеясь.) Ес­ли не при­дешь – пой­ду один, ос­ра­мишь­ся.

Ти­ран. Ты злишь­ся на ме­ня, Ар­та­вазд, в чем де­ло?

Ар­та­вазд. Не сер­дись, по­шу­тил я. Ты то­же, вид­но, силь­но устал…

Ти­ран. Я го­тов вы­пол­нить твой при­каз.

Ар­та­вазд. Лад­но, пусть войс­ко от­дох­нет еще день. Завт­ра в обед на­кор­ми его до­сы­та, ужин же дай лег­кий, чтоб не отя­же­ле­ли, и ви­на сов­сем нем­но­го, что­бы спа­ли спо­кой­но, сил на­­би­рались.

Ти­ран. Бу­дет сде­ла­но, царь.

Ар­та­вазд. Как там на­ша сест­ра Ера­няк?

Ти­ран. У нее бы­ла пов­реж­де­на гор­тань, она не мог­ла ды­шать…

Ар­та­вазд. И?..

Ти­ран. Умер­ла.

Ар­та­вазд. Я был го­тов проя­вить ве­ли­ко­ду­шие, но ты же ви­дел, как она впи­лась змеей мне в ли­цо. Вра­ча не зва­ли?

Ти­ран. Зва­ли, но это ей не по­мог­ло.

Ар­та­вазд. Ну лад­но, что бы­ло, то бы­ло. По­хо­ро­ни­те ее как по­до­бает царс­кой до­че­ри. При­ка­жи ты­сяц­ко­му от мое­го име­ни.

Ти­ран. Ис­пол­ню, царь.

Ар­та­вазд. Тог­да иди. Пош­ли ко мне Вра­ма.

Ти­ран. И еще, царь…

Ар­та­вазд. Го­во­ри!

Ти­ран. Ос­во­бо­ди, брат, на­шу мать.

Ар­та­вазд. Она про­си­ла?

Ти­ран. Я был у нее, она в край­нем от­чая­нии.

Ар­та­вазд. И часто ты бы­ваешь у нее?

Ти­ран. Нет. Она поз­ва­ла.

Ар­та­вазд. Что же ты стал стол­бом? Иди го­товь­ся.

Ти­ран. Ты не от­ве­тил.

Ар­та­вазд. Не приз­наю пос­ред­ни­ков меж­ду мной и моей ма­терью, будь это да­же мой брат.

Ти­ран уда­ляет­ся.

 

КАР­ТИ­НА 4

Там же.

Ар­та­вазд, Врам, Ман­ду.

Ар­та­вазд (один). Га­ды пол­зу­чие, змеи… Об­ви­ли под­но­жие свя­той го­ры, яд вып­лес­ки­вают на стра­ну. Из­ве­ду по од­но­му, вот этой са­мой прок­ля­той моей но­гой раз­дав­лю. Где это слы­ха­но, что­бы при жи­вом ца­ре аж­даа­ко­ва не­чисть сво­бод­но раз­гу­ли­ва­ла по стра­не? А вс¸ отец. Он был не­даль­но­ви­ден: я не ви­жу, го­во­рил, про­тив ко­го вое­вать; пусть они спер­ва как сле­дует разм­но­жат­ся, объе­ди­нят­ся в при­лич­ное войс­ко – и я уда­рю по ним… Те­перь, отец, ког­да ви­шап Ар­гам объе­ди­нил их, – что ска­жешь, не уда­рить ли мне? (Прис­лу­ши­вает­ся к го­ре в ожи­да­нии от­ве­та.) Мол­чит. Но вс¸ рав­но для ме­ня его сло­во – не за­кон, я здесь царь, Ар­та­ваз­ду ре­шать, и Ар­та­вазд ре­шил. (Уви­дев Вра­ма.) Что ты так дол­го, Врам, или то­же устал?

Врам. Нис­коль­ко, царь, я по­лон сил и явил­ся, как толь­ко мне сооб­щи­ли.

Ар­та­вазд. Зна­чит, вест­ник был уста­лый. Даю те­бе один день на сбо­ры, иди ­го­товься, завт­ра высту­паем в по­ход.

Врам. Да бу­дет твоя во­ля, царь. Са­мое вре­мя: ма­ры* у гра­ни­цы ак­ти­ви­зи­руют­ся с каж­дым днем.

Ар­та­вазд. Ма­ры по­дож­дут, пусть се­бе ак­ти­ви­зи­руют­ся, поз­же бу­дет вид­но, кто ко­го и как одо­леет. А вот от­ребье, что ютит­ся у под­но­жия Ма­си­са, не толь­ко ак­ти­ви­зи­ро­ва­лось, но уже и го­то­вит­ся к бун­ту. Ты ос­ве­дом­лен об этом, страж­ник?

Врам. По­верх­ност­но, царь.

Ар­та­вазд. Пло­хо ра­бо­тают твои ла­зут­чи­ки, Врам, ты не кон­тро­ли­руешь их. Знай, за­частую ла­зут­чи­ки важ­нее войс­ка. Вы же – и ты и Ти­ран – сквозь паль­цы смот­ри­те на это.

Врам. Твоя прав­да, царь, прости, впредь бу­ду ста­ра­тель­ней.

Ар­та­вазд. Ма­ры – в сле­дую­щий раз, Врам. Преж­де нам сле­дует из­ба­вить­ся от на­шей внут­рен­ней не­чисти. Составь­те вместе с Ти­ра­ном кар­ту марш­ру­та по­хо­да, что­бы не увяз­нуть нам в бо­ло­те и не вый­ти к ущелью.

Врам. Соста­вим, царь. С од­ной сто­ро­ны вой­дем, унич­то­жая их, с дру­гой, опять же унич­то­жая, вый­дем.

Ар­та­вазд. Глав­ное, что­бы Ар­гам, по свое­му обык­но­ве­нию, не улиз­нул: у не­го есть ма­не­ра, ски­нув хвост, ус­коль­зать, как яще­ри­ца. Я сам лич­но пе­ре­ре­жу ему гор­ло. Ес­ли кто опе­ре­дит ме­ня – на­ка­жу!

Врам. Ар­гам?.. А раз­ве ты не сжег его вместе со всей его семьей и хо­зяйст­вом, царь?

Ар­та­вазд. Он жив, змеи­ное от­родье.

Врам. Неуж­то?..

Ар­та­вазд. Вы что, оту­пе­ли все ра­зом? Жив, го­во­рю, или мое­го сло­ва вам не­доста­точ­но?

Врам. Впол­не, царь, прости.

Ар­та­вазд. Часть моей ду­ши про­ти­вит­ся про­ще­нию…

Врам (це­луя ру­ку Ар­та­ваз­да). Прости!

Ар­та­вазд. Ты це­луешь мой перстень, неуж­то блеск зо­ло­та прель­щает те­бя боль­ше, чем ру­ка твое­го ца­ря?

Врам. Слу­чай­но выш­ло, царь (сно­ва це­лует).

Ар­та­вазд. Лад­но, по­ня­ли, хва­тит. Братьев моих отп­ра­вил?

Врам. Еще на расс­ве­те.

Ар­та­вазд. Мать выш­ла поп­ро­щать­ся с ни­ми?

Врам. Да.

Ар­та­вазд. Пла­ка­ла-при­чи­та­ла?

Врам. Мно­го слез про­ли­ла, но мол­ча. Она креп­ко об­ня­ла За­ре­ха, не хо­те­ла вы­пус­кать из объя­тий.

Ар­та­вазд. Креп­ко об­ни­ма­ла, го­во­ришь?.. Об­ни­ма­ла креп­ко свое­го сы­на-пре­да­те­ля… А что За­рех, не кри­чал: “Са­те­ник, Са­те­ник”?..

Врам. Кри­чал, царь.

Ар­та­вазд. А ту­пи­ца Ги­сак, что де­лал он? То­же за­лез под кры­лыш­ко ма­те­ри?

Врам. Сна­ча­ла мол­чал, дер­жал­ся в сто­ро­не, но ког­да уво­ди­ли, с кри­ка­ми бро­сил­ся к но­гам ма­те­ри, об­нял их, еле отор­ва­ли.

Ар­та­вазд. А даль­ше?

Врам. Даль­ше ца­ри­ца ска­за­ла-де, ез­жай­те спо­кой­но, не бой­тесь, я не остав­лю вас од­них, ско­ро прие­ду к вам.

Ар­та­вазд. Вон оно что… Так вот по­че­му она уго­ва­ри­вает ме­ня от­пустить ее на сво­бо­ду… Вс¸ яс­но. Ты иди, Врам, иди.

Врам ухо­дит.

Ар­та­вазд. Эх, мать, мать… Будь я на месте За­ре­ха, а За­рех – на моем, ты об­ня­ла бы ме­ня, прос­ле­зи­лась, обе­ща­ла бы прие­хать ко мне?.. Нет, боюсь, что ты опять же об­ня­ла бы За­ре­ха… Го­ло­ва рас­ка­лы­вает­ся от горь­ких мыс­лей… (В сто­ро­ну го­ры, от­ку­да ему слы­шит­ся вой.) И го­ра за­вы­ла… Что ты хо­чешь от ме­ня?.. (Гре­мит гром, свер­кает мол­ния.) И бо­ги то­же гне­вают­ся… А вам что на­до от ме­ня? Ярость ва­ша в поль­зу или про­тив ме­ня? Ман­ду, зелье твое уже бес­силь­но дать мне по­кой. Врам, Врам, вер­нись, Врам! Дрвасп, вер­ни Вра­ма!

Врам (вхо­дя). Иду, царь, иду, я был не­да­ле­ко, серд­це буд­то подс­ка­за­ло, что ты о чем-то за­был спро­сить.

Ар­та­вазд. Да, за­был… го­ло­ва кру­гом от все­го это­го… По­дой­ди поб­ли­же, Врам. Слу­шай, мой страж­ник, это очень важ­но. Ла­зут­чи­ки до­нес­ли мне, что гру­зинс­кий царь Кард­зам хо­чет по­хи­тить За­ре­ха и Ги­са­ка, прию­тить у се­бя, дать им войс­ко и отп­ра­вить про­тив нас.

Врам. Од­наж­ды он уже по­хи­щал За­ре­ха, и, ка­жет­ся, спас его ты, царь.

Ар­та­вазд. Ты прав­да пом­нишь? Это бы­ло во вре­ме­на Ар­та­ше­са, мы с Ти­ра­ном спас­ли неб­ла­го­дар­но­го.

Врам. Пом­ню, ко­неч­но.

Ар­та­вазд. И вот те­перь Кард­зам сно­ва на­ме­ре­вает­ся на­нести нам вред.

Врам. Что я дол­жен де­лать, царь, при­ка­зы­вай!

Ар­та­вазд. Ты ведь знаешь, я люб­лю своих братьев, не лю­би я их, от­сек бы им го­ло­вы.

Врам. Это так, царь.

Ар­та­вазд. Но бе­зо­пас­ность стра­ны для ца­ря важ­нее братс­кой люб­ви, сог­ла­сен?

Врам. Ра­зу­меет­ся.

Ар­та­вазд. А они уже да­ли свое сог­ла­сие гру­зинс­ко­му ца­рю, вош­ли в преступ­ный сго­вор с ним.

Врам. Это пре­да­тельст­во.

Ар­та­вазд. Да, мой страж­ник, уже вто­рой раз они пре­дают свое­го ца­ря и бра­та. Им боль­ше нет про­ще­ния. По­ка они в пу­ти, от­правь за ни­ми лю­дей на ры­са­ках, пус­кай до­го­нят и убьют их. Но чтоб они бы­ли оде­ты как ма­ры, как раз­бой­ни­ки с до­ро­ги, по­нял?

Врам. По­нял, царь.

Ар­та­вазд. Отп­равь са­мых до­ве­рен­ных лю­дей, Врам; чет­ве­рых, ду­маю, бу­дет доста­точ­но.

Врам. Сде­лаю, царь, будь спо­коен.

Ар­та­вазд. Об этом, кро­ме нас с то­бой, ник­то не дол­жен знать, да­же мой брат Ти­ран. Ес­ли ко­му-то ста­нет из­вест­но, зна­чит, это ты про­бол­тал­ся.

Врам. Я ни­ко­му не заик­нусь, кля­нусь бо­га­ми!

Ар­та­вазд. Обе­щай щед­рые да­ры своим лю­дям, а пос­ле, ког­да они сде­лают свое де­ло, отп­равь их из стра­ны ку­да-ни­будь да­ле­ко, очень да­ле­ко.

Врам. Да, царь, я так и сде­лаю.

Ар­та­вазд. Мо­ло­дец! Пусть они вые­дут из двор­ца ночью, под пок­ро­вом тем­но­ты. Впро­чем, ка­жет­ся, сей­час уже ночь.

Врам. Отп­рав­лю их не­мед­ля, царь. Твои братья – на те­ле­гах, да­ле­ко уе­хать не мог­ли.

Ар­та­вазд. Ну, иди, мой Врам. Знай, от­ны­не те­бе я до­ве­ряю свою осо­бу и де­ла, и воз­наг­раж­де­ние бу­дет щед­рым.

Врам (це­луя ру­ку Ар­та­ваз­да). Я твой всем серд­цем и ду­шой, ве­ли­кий царь.

Ар­та­вазд (сни­мая с паль­ца перстень). Вот, возь­ми в дар за чест­ную служ­бу этот перстень с царс­ко­го бе­зы­мян­но­го паль­ца.

Врам. Бес­ко­неч­но бла­го­да­рен, царь.

Ар­та­вазд. Не по­ду­май, что он простой – это ин­дийс­кий изум­руд. Ну а те­перь иди зай­мись де­ла­ми, у те­бя мно­го ра­бо­ты, мой Врам.

Врам. Будь спо­коен, царь, я сде­лаю все так, как ты хо­чешь.

Врам ухо­дит.

Ар­та­вазд. Ман­ду, я иду к те­бе, царь дер­жит свое сло­во. Эту ночь я про­ве­ду в твоих го­ря­чих объя­тиях.

Ман­ду (поя­вив­шись). Здесь я, царь.

Ар­та­вазд. От­ку­да ты воз­ник­ла вдруг, жен­щи­на?

Ман­ду. Ты ведь поз­вал ме­ня, вот я и приш­ла.

Ар­та­вазд. Сту­пай на свое ло­же, умасти свое те­ло бла­го­вон­ны­ми мас­ла­ми, при­го­товь свой лю­бов­ный на­пи­ток и жди.

Ман­ду. Ле­чу!

Ар­та­вазд (вслед Ман­ду.) При­го­товь так­же и ча­шу, над ко­то­рой ты во­ро­жишь, что­бы уви­деть, как я за­ка­лы­ваю ви­ша­пов и как убе­гает ок­ро­вав­лен­ное те­ло Ар­га­ма, оста­вив у моих ног го­ло­ву с хва­таю­щим воз­дух раз­верстым ртом.

 

КАР­ТИ­НА 5

По­кои Са­те­ник.

Са­те­ник, Ти­ран.

Ти­ран. При­ветст­вую те­бя, мать! Как чувст­вуешь се­бя, моя цари­ца?

Са­те­ник. Ти­ран? Это ты? В та­кой позд­ний час?..

Ти­ран. Вре­мя не позд­нее, мать, сей­час ве­чер.

Са­те­ник. Да?.. А мне по­ка­за­лось, что уже ночь. Слу­чи­лось что?

Ти­ран. Нет. Чем ты так встре­во­же­на?

Са­те­ник. Оби­лие пло­хих вестей не остав­ляет места для жиз­не­ра­дост­ности, сын мой.

Ти­ран. Я при­шел лишь уз­нать, как твое са­мо­чувст­вие, мать. Поз­воль мне об­нять те­бя…

Са­те­ник (ук­ло­няясь). Не на­до, Ти­ран, у твое­го бра­та пов­сю­ду сог­ля­да­таи.

Ти­ран. Раз­ве это преступ­ле­ние – об­нять род­ную мать?

Са­те­ник. В пос­лед­нее вре­мя он от­но­сит­ся к те­бе не­доб­ро­же­ла­тель­но, не на­до да­вать ему лиш­не­го по­во­да.

Ти­ран. Оши­баешь­ся, мать, он от­но­сит­ся ко мне по-от­цовс­ки. Прав­да, по­рой бы­вает строг, но от­но­сит­ся всег­да с лю­бовью.

Са­те­ник. Ты что, сле­пой? Не ви­дишь раз­ве, что с каж­дым днем он де­лает­ся вс¸ бе­зум­ней? Ты хоть раз смот­рел ему вни­ма­тель­но в гла­за?.. Или не вни­каешь?.. Ли­цо иск­ри­ви­лось, слов­но раз­де­ли­лось над­вое: од­на сто­ро­на постоян­но блед­ная, дру­гая дер­гает­ся постоян­но, гла­за ско­си­лись, смот­рит зве­рем…

Ти­ран. Преу­ве­ли­чи­ваешь, ца­ри­ца. Что часто бы­вает разд­ра­жен – это так, но на то есть при­чи­ны: царс­кие за­бо­ты, постоян­ная боль в но­гах…

Са­те­ник. Его глав­ная за­бо­та – плести инт­ри­ги. Слы­ша­ла я, что завт­ра вы с войс­ком отп­рав­ляе­тесь в по­ход. Это так?

Ти­ран. Да, идем вой­ной на от­ребье, что куч­кует­ся у под­но­жия Ма­си­са. Царь го­во­рит, что Ар­гам жив и ор­га­ни­зует этот сброд на по­ход про­тив нас.

Са­те­ник. Бре­до­вые из­мыш­ле­ния об Ар­га­ме не дают по­коя его боль­ной го­ло­ве. Будь осто­ро­жен, сы­нок, осте­ре­гай­ся…

Ти­ран. Ко­го, ца­ри­ца, они ведь трус­ли­вы, как ша­ка­лы.

Са­те­ник. Не их осте­ре­гай­ся – Ар­та­ваз­да, он на вс¸ спо­со­бен.

Ти­ран. Ты опять преу­ве­ли­чи­ваешь, мать. В глу­би­не ду­ши наш царь – ре­бе­нок.

Са­те­ник. Это ты ди­тя, Ти­ран. Вся­кий, кто бли­зок со мной, ста­но­вит­ся его вра­гом; по­верь, это от­но­сит­ся так­же и к те­бе. Луч­ше нам не ви­деть­ся, чем я по­те­ряю те­бя. (Гля­дя на што­ру, встре­во­жен­но.) Ты слы­шал шур­ша­ние?..

Ти­ран. Нет… На­вер­ное, те­бе по­ка­за­лось, мать, или это был ветер…

Са­те­ник. За мной постоян­но сле­дят, Ти­ран, – слу­ги, его на­лож­ни­цы, он сам… Два дня на­зад, ночью, кто-то буд­то шеп­нул мне: “Прос­нись и пос­мот­ри”. Я прос­ну­лась и в ще­ли меж­ду што­ра­ми уви­де­ла его ко­ся­щие гла­за, ко­то­рые ис­чез­ли в сле­дую­щую же ми­ну­ту.

Ти­ран. Ты очень встре­во­же­на, ца­ри­ца, это от оди­но­чест­ва и от неотступ­ных тяж­ких дум. Я сно­ва бу­ду про­сить его, что­бы он от­пустил те­бя.

Са­те­ник. Не про­си! И вооб­ще ни­че­го с ним не го­во­ри обо мне, Ти­ран, ты единст­вен­ный из моих сы­но­вей, ко­то­рый остал­ся ря­дом со мной, я боюсь по­те­рять и те­бя.

Ти­ран. Мать, он то­же твой сын, не от­тал­ки­вай его – мо­жет, тог­да он из­ме­нит­ся к луч­ше­му…

Са­те­ник. Он не мой сын! Да-да, не смот­ри так, я на­чи­наю ве­рить в расс­ка­зы ста­рых ведьм, что мое­го сы­на под­ме­ни­ли в ко­лы­бе­ли, по­ло­жив на его место ши­да­ра. Он бес­но­ва­тый, сы­нок, осте­ре­гай­ся его. Не воз­ра­жай мне, толь­ко ска­жи, что бу­дешь осто­ро­жен, пок­ля­нись моей жизнью и здо­ровьем.

Ти­ран. Я бу­ду осто­ро­жен, мать, кля­нусь твоей жизнью и здо­ровьем!

Са­те­ник опять нап­ря­жен­но смот­рит в сто­ро­ну што­ры,

за­тем, вых­ва­тив кин­жал Ти­ра­на, подк­ра­ды­вает­ся к ней.

За што­рой прос­мат­ри­вают­ся очер­та­ния тем­ной фи­гу­ры,

и в сле­дую­щую ми­ну­ту ктото убе­гает. Ти­ран,

от­няв кин­жал у ма­те­ри, со­би­рается вы­бе­жать.

Са­те­ник (удер­жи­вая Ти­ра­на). Стой, ты его не до­го­нишь… со­гля­да­таи та­кие же быст­ро­но­гие, как охот­ничьи со­ба­ки.

Ти­ран. Кто это был, ты уз­на­ла его?

Са­те­ник. Один из слуг. Те­перь ты ве­ришь ма­те­ри? Убе­дил­ся, что я ок­ру­же­на до­нос­чи­ка­ми?.. Сту­пай, сы­нок, иди. (Нас­ко­ро це­лует его.) Иди!..

Ти­ран ухо­дит.

 

КАР­ТИ­НА 6

Ар­та­вазд, Са­те­ник, Ман­ду, Врам.

Ар­та­вазд во­ло­чит ме­шок, внут­риго­ло­ва Ар­га­ма.

Ар­та­вазд. Мать, ца­ри­ца!.. Смот­ри, что я не­су те­бе!.. Я иду… твой сын идет, и не с пусты­ми ру­ка­ми, а с да­ром… (По­дой­дя к Са­те­ник, под­ка­ты­вает ме­шок к ее но­гам.) Вот, ца­ри­ца, я унич­то­жил всю эту не­чисть, а это го­ло­ва ви­ша­па Ар­га­ма, те­ло же его убе­жа­ло, ку­ба­рем по­ка­ти­лось в корм со­ба­кам… Ты что мол­чишь, мать, не при­ветст­вуешь ста­ро­го дру­га?.. Хо­чешь, остав­лю те­бя нае­ди­не с ним?.. Знаю, бу­дешь скор­беть, сле­зы про­ли­вать… Но со вре­ме­нем скорбь твоя уля­жет­ся и ты, из­ба­вив­шись от гру­за тяж­ких дум об Ар­га­ме, по­чувст­вуешь се­бя сво­бод­ной. Ты сво­бо­до­лю­би­ва, так ведь, ца­ри­ца?.. Вот он Ар­гам, он здесь, ты уви­дишь его, а он те­бя – нет: гла­за его зак­ры­лись на­веч­но… (Толк­нув но­гой го­ло­ву.) Вот он, вы­та­щить?.. Вый­ди, Ар­гам, не прячь­ся, Ар­га-а-ам… (Вы­тас­ки­вает го­ло­ву, кла­дет у ног Са­те­ник.) Я те­бя ос­во­бо­дил от твое­го прош­ло­го, мать.

Са­те­ник. Это не Ар­гам, Ар­га­ма ты убил дав­но. Дваж­ды убить не­воз­мож­но.

Ар­та­вазд. Ты всмот­рись по­луч­ше, это он, убе­лен­ный се­ди­ной Ар­гам, кра­си­вый, доб­ро­де­тель­ный, бла­гоп­ристой­ный; но та­кой он толь­ко внеш­не. В дейст­ви­тель­ности же он – ви­шап Ар­га­ван, жад­ный и рас­пут­ный, ко­вар­ный и мсти­тель­ный… Смот­ри, кровь у не­го не сво­ра­чи­вает­ся, ви­дишь? Вто­рой день уже, но все еще ка­пает – во­да это, не кровь.

Са­те­ник. Уне­си, смер­дит! (Но­гой от­тал­ки­вает го­ло­ву в сто­ро­ну.)

Ар­та­вазд. Осто­рож­ней, ты де­лаешь ему боль­но. (Го­ло­ве.) Ар­гам, ты ви­дишь, как из­мен­чи­во и жесто­ко серд­це жен­щи­ны: вче­ра она лю­би­ла те­бя, се­год­ня от­тал­ки­вает но­гой, мол, смер­дишь.

Са­те­ник. За­бе­ри свой дар и ис­чез­ни, царь, ты воюешь с собст­вен­ны­ми бре­до­вы­ми фан­та­зия­ми.

Ар­та­вазд. По­ни­маю, прит­во­ряешь­ся, что воз­му­ще­на, а на са­мом де­ле хо­чешь остать­ся с ним нае­ди­не. Лад­но, ува­жу твое же­ла­ние, не бу­ду ме­шать. (Ухо­дя, он не­за­мет­но под­ни­мает с по­ла пла­ток Са­те­ник.)

Са­те­ник (вслед Ар­та­ваз­ду). Шут, ши­дар!..

Ар­та­вазд тай­ком наб­лю­дает от две­ри за Са­те­ник,

в сле­дую­щую ми­ну­ту Са­те­ник бро­сает в не­го го­ло­ву,

он па­дает с го­ло­вой в ру­ках. Встает и, ка­тя но­гой

впе­ре­ди се­бя го­ло­ву, ухо­дит, кри­ча: “Ман­ду, Ман­ду…”

Ар­та­вазд (ког­да появ­ляет­ся Ман­ду). Пос­мот­ри, Ман­ду, ведь прав­да это он?.. Ца­ри­ца го­во­рит – не он, го­во­рит – убить два ра­за не­воз­мож­но; но она хит­рит… Это ведь Ар­гам, вер­но?.. Те­перь ты мо­жешь мо­чить­ся на не­го столь­ко, сколь­ко поз­во­лит те­бе твой мо­че­вой пу­зырь.

Ман­ду. Сходст­во есть, но… ска­зать оп­ре­де­лен­но зат­руд­няюсь, царь.

Ар­та­вазд. Ты ведь бы­ла его на­лож­ни­цей, неу­же­ли не уз­наешь свое­го преж­не­го гос­по­ди­на, его ро­дин­ки, шра­мы?..

Ман­ду. Дав­но это бы­ло, царь, не пом­ню… Ты дол­жен был при­нести и те­ло.

Ар­та­вазд. Его те­ло дав­но уже в ут­ро­бе хищ­ни­ков, пи­таю­щих­ся па­далью. Эй, убе­ри­те эту го­ло­ву, устал я! От­не­си ее на свал­ку, Ман­ду.

Ман­ду, взяв го­ло­ву, ухо­дит.

Ар­та­вазд (вы­ни­мая пла­ток Са­те­ник). Пла­ток Са­те­ник, на нем ее сле­зы, слю­на, он на­пи­тан ее аро­ма­том… Как слад­ко пах­нет!

Врам (вор­вав­шись). Бе­да, царь, бе­да!..

Ар­та­вазд. Что слу­чи­лось, го­во­ри!

Врам. Твоих братьев уби­ли, царь!

Ар­та­вазд. Моих братьев?.. За­ре­ха и Ги­са­ка?

Врам. Да, царь.

Ар­та­вазд. О бо­ги, я простил их, но вы простить не су­ме­ли! Где это слу­чи­лось, как?

Врам. По пу­ти в Агио­вит ночью на них на­па­ли раз­бой­ни­ки-ма­ры, уби­ли всех, ог­ра­би­ли.

Ар­та­вазд. Как вы уз­на­ли, что это бы­ли ма­ры?

Врам. Од­но­го из них уда­лось пой­мать, он здесь.

Ар­та­вазд. Бед­ная ца­ри­ца, бед­ная мать… Пой­ду сооб­щу ей о бе­де. Но по­вер­нет­ся ли у ме­ня язык… Го­товь­тесь предста­вить пой­ман­но­го ца­ри­це. (Ти­хо.) Язык ему выр­ва­ли?

Врам. Еще вче­ра, царь (ухо­дит).

Ар­та­вазд (вы­хо­дя). Ца­ри­ца, бе­да!.. Са­те­ник!..

 

КАР­ТИ­НА 7

По­кои Са­те­ник.

Ар­та­вазд, Са­те­ник.

Ар­та­вазд (вхо­дя). С пло­хою вестью я, мать, бе­да!..

Са­те­ник. ???

Ар­та­вазд. Мои братья… За­рех, Ги­сак… Сы­новья твои, мать!.. Ма­ры под пок­ро­вом но­чи на­па­ли на них, уби­ли. С целью гра­бе­жа. Са­ма знаешь, до че­го они жад­ные: ра­ди од­ной зо­ло­той мо­не­ты пе­ребьют це­лую де­рев­ню. Слу­чи­лось это по пу­ти в Агио­вит… Что ты так смот­ришь на ме­ня?

Са­те­ник. Ты их убил, Ар­та­вазд.

Ар­та­вазд. Я?.. За­чем мне это?.. Нет, мать… Они уже не представ­ля­ли для ме­ня ни­ка­кой опас­ности… Выс­лав, я из­ба­вил­ся от них.

Са­те­ник. Это я их уби­ла, я, своей неос­мот­ри­тель­ностью, своим же­ла­нием уе­хать к ним.

Ар­та­вазд. Я же го­во­рю – это бы­ли ма­ры-гра­би­те­ли.

Са­те­ник. За­рех, Ги­сак, прости­те свою мать…

Ар­та­вазд. Од­но­го из гра­би­те­лей пой­ма­ли. При­вести к те­бе?.. (Зо­вет.) Врам, Врам, при­ве­ди­те сю­да ма­ра! (Об­ра­щаясь к Са­те­ник.) Со­чувст­вую, мать, иск­рен­но со­чувст­вую… Толстя­чок Ги­сак, кра­си­вый За­рех, ко­то­рый вс¸ го­во­рил: “Са­те­ник, Са­те­ник…”

Са­те­ник (пе­ре­би­вая). За­мол­чи, чу­до­ви­ще, не смей произ­но­сить мое имя своим мерз­ким ртом!

Врам. Вот он, при­вел со­ба­ку…

Абе­го па­дает к но­гам Са­те­ник, из­да­вая неч­ле­но­раз­дель­ные зву­ки.

 Ар­та­вазд. Стой, со­ба­ка, не при­ка­сай­ся к ца­ри­це!

Врам ста­вит Абе­го на но­ги.

Са­те­ник. Ты убил моих сы­но­вей?

Абе­го из­дает кри­ки, ка­чает го­ло­вой.

Са­те­ник (раск­ры­вая рот Абе­го). Бед­ня­га, те­бе от­ре­за­ли язык, что­бы ты не мог расс­ка­зать прав­ду.

Врам (по зна­ку Ар­та­ваз­да). Мой воин от­ре­зал ему язык, ца­ри­ца, ког­да он плю­нул ему в ли­цо.

Абе­го сно­ва пы­тает­ся чтото ска­зать Са­те­ник, но не мо­жет.

Ар­та­вазд. Уве­ди­те, убей­те со­ба­ку!

Врам уво­дит Абе­го.

Са­те­ник. Уби­рай­ся, Ар­та­вазд, я не мо­гу те­бя ви­деть, ты омер­зи­те­лен. (По­во­ра­чи­вает­ся спи­ной.)

Ар­та­вазд остает­ся стоять в не­ре­ши­тель­ности.

Са­те­ник. Ис­чез­ни, чу­до­ви­ще!

 

КАР­ТИ­НА 8

Ар­та­вазд, Врам, Ман­ду, Ти­ран.

Ар­та­вазд один. По­ло­жив брон­зо­вый щит пе­ред со­бой,

он си­лит­ся пой­мать в нем свое от­ра­же­ние,

про­ти­рает ру­кой по­верх­ность щи­та, сно­ва вгля­ды­вает­ся в не­го.

Ар­та­вазд. Кто ты, Ар­та­вазд?.. Дейст­ви­тель­но ли ты Ар­та­вазд, или ты ши­дар, ко­то­ро­го под­ки­ну­ли злые ду­хи?.. Сын вы­со­ко­род­но­го Ар­та­ше­са или Ар­га­ма, от­родья ви­ша­пов?..

Врам (вхо­дя). Ты звал ме­ня, царь.

Ар­та­вазд. Тот нес­част­ный, что ко­по­шил­ся в му­со­ре, жив еще?

Врам. Безъя­зы­кий Абе­го?.. Я уже выз­вал па­ла­ча, но, ес­ли де­ло к спе­ху, сам справ­люсь, царь.

Ар­та­вазд. От­пусти его, Врам, отп­равь ку­да-ни­будь да­ле­ко, те­перь он не опа­сен – не от­растет же сно­ва у не­го язык!

Врам. Во­ля твоя, царь.

Ар­та­вазд (достает зо­ло­тые мо­не­ты). Дай ему это зо­ло­то. Ска­жи: “Э­то те­бе от ца­ря ”. Иди.

Врам ухо­дит.

Ар­та­вазд. Дрвасп, где же кол­дунья?

Ман­ду (вхо­дя). Иду, царь, иду!..

Ар­та­вазд (вы­ры­вая из ее рук настой­ку). Дай! (Пьет.) По­че­му за­дер­жа­лась, вон уже сколь­ко вре­ме­ни прош­ло, как ве­лел те­бе при­нести…

Ман­ду. Вре­ме­ни прош­ло чуть-чуть, царь, я бе­гом бе­жа­ла.

Ар­та­вазд. Да?.. Вре­мя то­же за­тея­ло со мной ко­вар­ную иг­ру, как ка­кой-то за­го­вор­щик… (Смот­рит в сто­ро­ну го­ры, насто­ро­жив­шись.) Слы­ша­ла?.. От­цовс­кое прок­ля­тие зо­вет ме­ня упор­но. Но я не пой­ду, Ман­ду, ведь я мо­гу и не пой­ти, прав­да?

Ман­ду. Мо­жешь, ко­неч­но, мой по­ве­ли­тель, не под­да­вай­ся, стоит те­бе поз­во­лить этой мыс­ли уг­нез­дить­ся в твоей го­ло­ве, как восп­ро­ти­вить­ся ей ты уже не смо­жешь.

Ар­та­вазд. Лег­ко те­бе го­во­рить, ког­да они уже здесь (ука­зы­вая на свою го­ло­ву), пос­ла­ны без мое­го спро­са. (До­пи­вая настой­ку.) Сла­бый он, от­вар твой.

Ман­ду. Еще не до­шел до места, по­тер­пи, царь.

Ар­та­вазд (гля­дя на свое от­ра­же­ние в щи­те). Что обо мне го­во­рят лю­ди, Ман­ду?

Ман­ду. То же, что и рань­ше.

Ар­та­вазд. Но­во­го ни­че­го не при­ду­ма­ли? Ис­сяк­ло вооб­ра­же­ние мое­го на­ро­да или не­на­висти у не­го поу­ба­ви­лось?.. А мо­жет, ста­ли лю­бить свое­го ца­ря?.. (В от­вет на вой го­ры.) Ни­как не отста­нет от ме­ня… Спустись я да­же в заг­роб­ное царст­во – про­ник­нет в го­ло­ву. Зо­вет ме­ня: иди, го­во­рит, трус, иди ко мне…

Ман­ду. Не ду­май об этом царь, не об­ра­щай вни­ма­ния, го­ло­са нет, он лишь в твоей го­ло­ве, это ты вы­зы­ваешь его.

Ар­та­вазд. Нет, Ман­ду, го­лос су­щест­вует, просто ты не слы­шишь его, он не для те­бя и ни для ко­го дру­го­го, он об­ра­щен толь­ко ко мне.

Ман­ду. Царь…

Ар­та­вазд (пе­ре­би­вая). Ухо­ди, на­дое­ло. (Гля­дя пос­ле ухо­да Ман­ду на свое от­ра­же­ние.) Пой­ти или про­дол­жать соп­ро­тив­лять­ся?.. Но стоит ли жить, постоян­но слы­ша этот зо­ву­щий глум­ли­вый го­лос? Что выб­рать: пой­ти и по­бе­дить прок­ля­тие или оста­вать­ся прок­ля­тым на­ве­ки? Но раз­ве мне пре­достав­ле­на воз­мож­ность вы­бо­ра? Ес­ли да­же я вы­бе­ру, бу­дет ли это мой вы­бор?.. И вооб­ще, де­лаем ли мы что-то са­ми, по своей во­ле со дня свое­го рож­де­ния?.. О бо­ги, что за жесто­кие иг­ры вы ве­де­те?.. Это не моя ру­ка об­на­жает меч, не моя го­ло­ва раз­мыш­ляет, не моя но­га бо­лит… Всю ва­шу боль вы взва­ли­вае­те на ме­ня, не же­лае­те са­ми нести ни­ка­кие труд­ности.

Вхо­дит Ти­ран.

Ар­та­вазд. Раз­ве я звал те­бя, Ти­ран?

Ти­ран. Нет, царь.

Ар­та­вазд. Что тог­да те­бя заста­ви­ло явить­ся ко мне?

Ти­ран. Ма­ры с каж­дым ча­сом наг­леют вс¸ боль­ше, царь. До пос­лед­не­го вре­ме­ни они не ос­ме­ли­ва­лись пе­ре­хо­дить гра­ни­цу, уста­нов­лен­ную на­шим от­цом. Те­перь пе­ре­хо­дят, охо­тят­ся на на­шей сто­ро­не, по­хи­щают на­ших де­ву­шек, а се­год­ня мне сооб­щи­ли, что они уби­ли од­но­го из на­ших вои­нов. Ду­маю, приш­ло вре­мя на­нести им удар.

Ар­та­вазд. На­нести удар?.. По­ло­жим, уда­рим – они уй­дут, по­том сно­ва при­дут, мы сно­ва уда­рим – они сно­ва уй­дут и сно­ва при­дут… Мы что, в иг­ры иг­раем?.. Нет, Ти­ран, пусть со­бе­рут­ся как сле­дует, об­ра­зуют войс­ко, тог­да и бить бу­дем. Мо­жет, ты боишь­ся ма­ров, спа­ра­пет?

Ти­ран. Оби­жаешь, царь.

Ар­та­вазд. Не оби­жай­ся, чувст­во стра­ха при­су­ще всем: кто-то не боит­ся вое­вать, но стра­шит­ся тем­но­ты, дру­гой не боит­ся льва, но от од­но­го толь­ко ви­да кры­сы впа­дает в па­ни­ку… (Го­лос го­ры.) Вот и я то­же – дол­жен ид­ти, но боюсь…

Ти­ран. Ку­да, царь, на ма­ров?

Ар­та­вазд. Ма­ры, ма­ры… Ес­ли бы так… Нет, Ти­ран, есть бо­лее серьез­ные вра­ги, они зо­вут ме­ня.

Ти­ран. Кто они?

Ар­та­вазд. Ес­ли бы знать! Знал бы, мне бы­ло бы лег­че.

Ти­ран. Тем­нишь, царь.

Ар­та­вазд. Взгля­ни, брат, на ме­ня, взгля­ни на мое ли­цо. Что ты ви­дишь?

Ти­ран. Ар­та­вазд ты, царь ар­мянс­кий, брат мой.

Ар­та­вазд. Ну это по­нят­но… Коп­ни пог­луб­же. Что ты еще ви­дишь, Ти­ран?.. Раз­ве мое ли­цо не рас­па­лось на две части?.. На две силь­но от­ли­чаю­щие­ся друг от дру­га части?

Ти­ран. Ну, у че­ло­ве­ка вооб­ще од­на по­ло­ви­на от­ли­чает­ся от дру­гой…

Ар­та­вазд. Ты го­во­ришь рас­хо­жие ве­щи. Вгля­дись пов­ни­ма­тель­ней, и ты уви­дишь, что по­ло­вин­ки мое­го ли­ца ни­че­го об­ще­го не имеют друг с дру­гом … Иног­да мне да­же ка­жет­ся, что мое ли­цо состоит из мно­гих частей, и все они раз­ные, но объе­ди­не­ны тай­ным сго­во­ром про­тив ме­ня. (Вдруг с ры­ча­нием вых­ва­тив кин­жал, по­ло­сует се­бе ли­цо.)

Ти­ран (хва­тая Ар­та­ваз­да за ру­ку). При­ди в се­бя, Ар­та­вазд! Ус­по­кой­ся!..

Ар­та­вазд. Ус­по­коил­ся уже… От­пусти ру­ку. (Вы­ни­мает пла­ток, вы­ти­рает кровь с ли­ца.) Уй­ди, Ти­ран!

Ти­ран. Но ты не ска­зал, как нам быть с ма­ра­ми.

Ар­та­вазд. По­том. Сей­час я еду на охо­ту. Да, сию ми­ну­ту ре­шил, что пое­ду. И ни­ка­кая си­ла ме­ня не удер­жит.

Ти­ран. Но по­до­бает ли ца­рю, оста­вив го­су­дарст­вен­ные де­ла, ехать на охо­ту?

Ар­та­вазд. Не ты это ре­шаешь, Ти­ран, и не я. Ухо­ди! Ухо­ди, го­во­рю, по­то­ро­пись: од­на из моих по­ло­ви­нок уже жаж­дет твоей смер­ти, не ис­ку­шай, ис­чез­ни!

Ти­ран ухо­дит.

Ар­та­вазд. Дрвасп!

Дрвасп (вхо­дя). Слу­шаю, царь

Ар­та­вазд. Ска­жи Вра­му, пусть вы­ве­дет со­бак, осед­лает ко­ня; я иду на охо­ту. Не­мед­лен­но!

Дрвасп. Как при­ка­жешь, царь.

Дрвасп ухо­дит.

Ар­та­вазд (в сто­ро­ну го­ры). Я иду, и пусть свер­шит­ся то, что пред­ре­ше­но.

 

КАР­ТИ­НА 9

Ночь, тем­ная дворцовая па­ла­та.

Со сто­ро­ны го­ры слы­шит­ся гро­хот и вой со­бак.

Появ­ляет­ся Ман­ду.

Ман­ду. Нет его, нет боль­ше мое­го ца­ря, про­пал, ис­чез храб­рый Ар­та­вазд. Бе­да, бе­да!..

Вхо­дит Ти­ран.

Ти­ран. Кто ты? Что ты тут де­лаешь?

Ман­ду. Это я, Ман­ду, нес­част­ная на­лож­ни­ца, по­те­ряв­шая свое­го гос­по­ди­на. Нет боль­ше твое­го бра­та, спа­ра­пет.

Ти­ран. Ты бре­дишь, ведь­ма!

Ман­ду. Не­чистые его уве­ли, уве­ли, за­ко­вав в це­пи…

Вхо­дит Са­те­ник.

Са­те­ник. Что за шум?.. Ти­ран? Что слу­чи­лось, кто эта жен­щи­на?

Ман­ду. Я ви­де­ла сон, ца­ри­ца, – нет боль­ше ца­ря Ар­та­ваз­да, дэ­вы его уве­ли вверх по скло­нам Азатн Ма­си­са.

Са­те­ник. Сон – все­го лишь сон, кол­дунья, про­дукт твоих ис­сох­ших моз­гов.

Ман­ду. Мои сны не лгут, ца­ри­ца, бед­но­го мое­го ца­ря унес­ло прок­ля­тие его от­ца. (Ука­зы­вая на вхо­дя­ще­го Вра­ма.) А вот и вест­ник…

Врам (вры­вает­ся, за­пы­хав­шись). Бе­да!.. Бе­да!..

Ти­ран. В чем де­ло, Врам, го­во­ри!

Врам. Го­ре нам, спа­ра­пет, нет боль­ше ца­ря Ар­та­ваз­да, уто­нул в во­дах Ерас­ха.

Са­те­ник. Ты с ним был?

Врам. Да, ца­ри­ца, как и по­до­бает страж­ни­ку.

Са­те­ник. Так расс­ка­жи о слу­чив­шем­ся.

Врам. Тем­не­ло уже, ког­да мы достиг­ли под­но­жия го­ры. По­дош­ли к бе­ре­гу ре­ки, и царь ве­лел мне раз­жечь огонь. “Здесь за­но­чуем”, – ска­зал. Я со­би­рал су­хие вет­ки, а он, скло­нив­шись над проз­рач­ной во­дой, ста­рал­ся пой­мать в ней свое от­ра­же­ние. Я его пре­дуп­ре­дил, мол, тем­но уже, царь, не вид­но ни­че­го, оставь на ут­ро, а он ве­лел мне за­нять­ся своим де­лом, дес­кать, со­ве­ты ему не нуж­ны.

Ти­ран. Вы бы­ли толь­ко вдвоем?

Врам. Вдвоем, спа­ра­пет, он и ме­ня не хо­тел брать с со­бой, я настоял…

Ман­ду. Нет мое­го ца­ря, нет храб­ро­го Ар­та­ваз­да…

Са­те­ник. За­мол­чи, ведь­ма! (Вра­му.) Про­дол­жай.

Врам. Он нак­ло­нял­ся вс¸ боль­ше, что­бы луч­ше ви­деть свое от­ра­же­ние, и тут вдруг раз­дал­ся гро­хот, го­ра сод­рог­ну­лась, зем­ля по­кач­ну­лась под на­ми, и я уви­дел, как царь сверзь­ся в во­ду вниз го­ло­вой и, по­пав в во­до­во­рот, сра­зу по­шел ко дну; обе его со­ба­ки бро­си­лись за ним, но и они пош­ли ко дну. Вот и все, ца­ря я боль­ше не уви­дел. Но че­рез не­ко­то­рое вре­мя на скло­не го­ры за­мая­чи­ли тем­ные те­ни, они ка­раб­ка­лись вверх, раз­дал­ся со­ба­чий визг, я пустил стре­лу сле­дом, но впустую. За­тем из ло­на го­ры из­верг­лось пла­мя, выр­вал­ся дым, вниз по скло­ну по­ле­те­ли кам­ни… Я был вы­нуж­ден бе­жать, чу­дом спас­ся от этой на­пасти.

Ман­ду. Прок­ля­тие Ар­та­ше­са настиг­ло мое­го ца­ря, унес­ло его. (Изо рта у нее идет пе­на, во­ло­сы тор­чат ды­бом, она рвет на се­бе одеж­ду.) Вот он, я ви­жу его в тем­ной пе­ще­ре, за­ко­ван­но­го в це­пи… Ря­дом его вер­ные со­ба­ки: с од­ной сто­ро­ны бе­лая, с дру­гой – чер­ная. Они гры­зут це­пи, что­бы ос­во­бо­дить свое­го хо­зяи­на из пле­на… Же­ле­зо креп­ко, но вер­ность со­бак еще креп­че… и ког­да ми­нует год, це­пи так истон­чат­ся, что ра­зор­вут­ся… И вый­дет мой царь из тем­но­го пле­на. (Со сто­ро­ны го­ры слы­шит­ся вой.) Слы­ши­те? Это мой царь – воет, бед­ный, от тос­ки… Но он вер­нет­ся, наста­нет день – он ра­зор­вет це­пи, и го­ре всем, ког­да он возв­ра­тит­ся в мир!

Са­те­ник. Уве­ди­те эту ведь­му, что­бы я боль­ше не слы­ша­ла ее. Брось­те в под­зе­мелье, пусть жи­вет в тем­но­те, как ее хо­зяин. Уведи­те!

Дрвасп и Врам уво­дят Ман­ду.

Са­те­ник. От­ны­не на зем­ле ар­мянс­кой бу­дет уста­нов­лен но­вый по­ря­док: к ис­хо­ду каж­до­го го­да куз­не­цы пусть бьют мо­ло­том по своим на­ко­валь­ням, бьют друж­но и силь­но – так, что­бы об­нов­ля­лись и креп­ли око­вы ши­да­ра, что­бы зло вдруг не выш­ло из недр го­ры и не по­гу­би­ло мир.

Раз­дает­ся на­растаю­щий звон куз­неч­ных мо­ло­тов, и сквозь эти

зву­ки про­ры­вают­ся ду­ше­раз­ди­раю­щие кри­ки Ар­та­ваз­да.

* Шидар – безумец, одержимый, бесноватый.

** Спарапет – полководец, военачальник.

* Азатнволь­ный, бла­го­род­ный (эпи­те­ты го­ры Ма­сис).

* Вишап – дракон, чудовище.

* Дэв – дракон, демон, чудовище.

* Мовсес Хоренаци. “История Армении”, с. 100-101 (пер. Г.Саркисяна).

* Мары – одно из персидских племен.

Կարդացեք նաև